Адъютанты любви

мы не лечим болезнь, мы делаем ее приятной
Текущее время: 22-09, 13:50

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 9 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: "Рождественская сказка" автор Simka
СообщениеДобавлено: 08-01, 15:51 
Не в сети
VIP в агентуре маркиза д'Арни
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:09
Сообщения: 8135
Откуда: Москва. Кремль.
Просили опубликовать на форуме.)))


РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА

(навеяно приближением Нового Года)

Граф Иван Егорович Черкасов был человеком безупречной репутации и отнюдь не безгрешной души. Тягостные мысли о совершенных намеренно и нечаянно проступках редко оставляли его разум.
Поверенным во все секреты, а заодно и не засыпающей совестью графа был его лучший друг князь Борис Курагин. Князь столь яростно блюл честь графа, что порой забывал о своей собственной репутации. При это Борис Александрович умудрялся постоянно сетовать на судьбу, которая, не иначе как по злой воле самого Сатаны, свела его с графом. Иван Егорович лишь посмеивался над этим непрекращающимся брюзжанием, но дружбой этой невероятно дорожил.
Но сейчас граф с радостью отдал бы все, чтобы князь хоть на один день исчез из его жизни. Ибо ему надлежало принять самое важное в его жизни решение – жениться ли на девице Евдокии Ланской или нет. Все, буквально все, и маменька, и знакомые, и друзья, и даже Борис Курагин, радели за этот союз. Но сердце Ивана терзалось мыслями совсем о другой женщине…
Он оставил ее там, на чужбине, за тысячи верст отсюда, и, возможно, уже никогда не сможет ее увидеть. Ясимин… Граф отдал бы все на свете, все, что у него есть, за одну встречу с ней. Как глупо было тогда расстаться… Почему он не перевернул весь мир, чтобы увезти ее с собой? Иван не знал, и понимание того, что она могла бы быть сейчас рядом с ним, мучило его еще больше.
- Так что ты решил, Иван Егорыч? – наверно в сотый раз за вечер поинтересовался Курагин.
Иван нервно передернул плечами и поднял на друга усталый взгляд. Князь улыбнулся и, с силой хлопнув Ивана по плечу, прогудел:
- Так уж и быть, дружище, оставляю тебя наедине с твоими мыслями и бутылкой вина. Может быть, эта ночь просветлит твое сознание.
- Спасибо, - вымученно улыбнулся Иван и поднялся с софы, потянувшись как кот. Он проводил друга взглядом, но едва за князем захлопнулась дверь, граф повернулся к окну и уставился на звездное ночное небо.
- Знать бы наперед как все обернется, коли решу я дать свое согласие на брак, - тихо произнес Иван и, отойдя от окна, он отправился спать. Граф не заметил, как в небе, сверкнув далеким светом, упала звезда. И совсем забыл, что эта была последняя ночь перед Рождеством…

*******
Утро встретило его неожиданно потвердевшей постелью и резким запахом незнакомых специй. Он с трудом открыл глаза, веки будто пуд весили, и замер, ощутив на себе чей-то взгляд. Подняв взор, Иван встретился с пытливым и удивленным взглядом холодных серых глаз. Незнакомый мужчина, стоял над его кроватью, правой рукой сжимая клинок, а левой задумчиво потирая кудрявую шевелюру. Хотя его ли?.. Обстановка была незнакомой, даже отдаленно не напоминающей его квартиру.
- Кто Вы? – наконец, обрел дар речи граф.
А вот таинственный мужчина, кажется, наоборот, забыл все слова от подобной наглости:
- То же самое хочу у Вас спросить, - с трудом выдавил он. - Почему Вы спите в моей постели? Что вы вообще делаете у меня на квартире?
- У Вас на квартире? – недоумевал граф.
- Вы что издеваетесь? – сделал вымученное лицо мужчина. Это выражение отчего-то показалось Ивану знакомым.
Граф, наконец, соблаговолил встать, чем вызвал немалое напряжение у незнакомца. Тот посильнее сжал рукоять кинжала и принял такую позу, при которой смог бы нанести удар за доли секунды. Но Иван не собирался драться с незнакомцем. По крайней мере, пока не выяснит, где он, и что это за человек. Может быть, его похитили? Но зачем?
- Назовитесь, - тоном не терпящим возражений произнес Иван.
- С какой стати? Это Вы ко мне вломились, так что Вы и представляйтесь.
Мужчины упрямо смотрели друг на друга, не желая уступать. Оба были непреклонны, но, наконец, во взгляде незнакомца что-то изменилось, он тяжело вздохнул и нехотя, словно с трудом, ответил:
- Меня зовут маркиз д’Арни, и это моя съемная квартира, а теперь представьтесь, и объясните, наконец, что вы здесь делаете?
Иван медлил. Никакого д’Арни он и в помине не знал, но что-то в облике этого человека казалось неуловимо знакомым. Он уже хотел было сказать свое имя но, бросив взгляд в сторону, заметил портрет некой царственной особы. На портрете был изображен молодой белокурый человек, с красивым скифским носом и аристократическими чертами лица. Одет он был, как полагается одеваться российскому императору. Вот только на портрете имелись небольшие дырки от каких-то острых предметов, возможно шпилек.
- Кто это? – поинтересовался граф.
- Не заговаривайте мне зубы. Отвечайте на вопрос, - не обратил внимание маркиз.
- И все-таки, кто это? – настаивал Иван.
- Вы что издеваетесь? Это же император Александр.
- Александр? – какой еще Александр? Почему не матушка Екатерина II. Ничего не понятно.
- Может, Вы, наконец, представитесь, - прошипел маркиз д’Арни, нетерпеливо сжимая кинжал.
Иван решил, что странного мужчину лучше не раздражать и счел за благо назвать свое имя:
- Граф Иван Егорович Черкасов, - по-военному вытянувшись отрапортовал он.
И тут же оказался прижат к стене. Холодная сталь кинжала неприятно вжималась в кожу на горле. Один только взгляд маркиза был способен испепелить незваного гостя на месте. О! сколько было в этом взгляде! Злость, обида, ненависть, боль, недоверие… Но кроме глаз ничто не выдавало волнения д’Арни, ни один мускул не дрогнул на его лице.
- Шутить изволите? – холодно бросил он. – Такие шутки до добра не доводят. Признавайтесь, кто Вы? И что тут делаете? Вас послал Магистр?
- Какой еще Магистр? И почему Вы не хотите мне верить.
- Вы не можете быть Иваном Черкасовым.
- Отчего же? – абсурдность ситуации начинала раздражать графа.
- Оттого, что граф Иван Егорович Черкасов вот уже чуть более 20 лет, как мертв.

********

Вся ситуация не имела абсолютно никакого смысла.
- Какой сейчас год? – в который раз спросил граф.
- 1807, – на автомате отвечал маркиз.
Оба находились в глубочайшей задумчивости, сидя за столом напротив друг друга.
Граф думал о том, что, наверное, он каким-то непостижимым образом, чудом, в которое он никогда не верил, очутился в будущем. Вспомнились вчерашние (помилуйте, вчерашние ли!) слова, опрометчиво брошенные перед сном. Вот только если он и должен был где-то очутиться, то уж никак не на квартире у какого-то незнакомого маркиза.
Маркиз же, с опаской поглядывая на пришельца, размышлял, кто же это все-таки такой. Признать хоть на секунду, что незнакомец говорит правду он не мог. Хотя ему и очень хотелось это сделать. Как не мог он и рассказать о том, что еще полчаса назад тревожился делами имения Черкасово, и о том, что сам среди семьи был больше известен под именем Иван Черкасов.
- Почему Вы меня так разглядываете? – не выдержал Иван.
- Пытаюсь сличить Вас с якобы Вашим портретом, - честно ответил д’Арни.
- И каков же результат?
- Непохожи, - почему-то грустно произнес маркиз.
- Люди часто непохожи на свои… Погодите, а где Вы имели честь видеть мой портрет?
Маркиз стушевался, поняв, что взболтнул лишнего. Надо было исправлять положение.
- В имении Черкасово, - как ни в чем не бывало ответил он. – Я приезжал туда погостить у своего друга Петра Ивановича Черкасова.
- Петр Иванович? Стало быть это мой сын… - задумчиво протянул граф.
Маркиз отчего-то гневно зыркнул на графа и, подскочив, сдавленно произнес:
- Хватит ломать комедию. Мы не в театре, а из Вас никудышный актер. Вы никак не можете быть тем, за кого себя выдаете.
- Тогда позвольте доказать.
- Как?
- Не знаю… Но я что-нибудь придумаю.
- Не стоит. Кажется я знаю как.

**********

Идея поехать на охоту сразу не понравилась графу. Но он прекрасно понимал, что это была единственная возможность, доказать свою правоту.
- Все просто. Увидите лисицу стреляйте, не целясь. Промахнетесь – и я пущу Вам пулю в лоб. У вас только один шанс.
Граф знал, что он не промахнется. Удивительная способность, данная от природы, еще ни разу не подводила его. Другой вопрос был в том, откуда маркиз знал об этой способности?
Рыжее существо, стремительно улепетывающее от собаки, появилось словно бы из ниоткуда. Иван вскинул мушкет. Секунды растянулись до состояния вечности и, чуть сдвинув руку влево, граф нажал на курок. Пуля со свистом вылетела из оружия, на смерть поражая животное. Лисица плюхнулась в снег. Собака недоуменно остановилась подле нее. Охотники приблизились к убитому животному и маркиз, погладив пса по голове, поднял тушку.
- Неплохо… граф, - пораженно произнес он, все еще не веря в правдивость происходящего. Но он видел все своими глазами. Этот человек не потратил ни секунды, чтобы прицелиться и попал точно в цель. Так умел только он сам и его брат Петр, потому что так умел их отец.
- Теперь Вы мне верите?
- Кажется, да, - вынужден был признать д’Арни. – У меня больше не осталось вариантов. Но тогда как Вы сюда попали?
- Рождественское чудо, - ухмыльнулся граф, но, поймав на себе недоверчивый взгляд маркиза, добавил: - Знаю, звучит как бред. Я и сам в это не очень верю, но других объяснений у меня нет. Я загадал желание и оно сбылось. Правда, совсем не так, как хотелось бы.
- Что же вы загадали, позвольте полюбопытствовать?
- Прошу прощения, но это нечто очень личное.
Маркиз досадливо скрипнул зубами:
- Думаю, все-таки стоит рассказать. Возможно, это поможет нам понять почему вы здесь. В любом случае здесь не место говорить об этом. Давайте вернемся на квартиру, а по дороге вы мне все расскажете.
Но графа уже посетила совсем другая идея.
- Я ничего Вам не расскажу, пока не переговорю со своим другом, князем Курагиным. Надеюсь, он жив?
- Жив, - ответил маркиз. – Что ж, если Вы так хотите.
Иван Егорович недоверчиво посмотрел на собеседника. С чего вдруг он стал покладистым?

**********

Обратная дорога заняла куда больше времени, чем они ожидали. Путники почти не разговаривали, лишь только украдкой переглядываясь.
Д’Арни отчаянно искал в попутчике знакомые черты и сердце каждый раз гулко екало, когда ему удавалось их найти. Серые глаза, прямой нос, орехового цвета волосы, остриженные непривычно коротко, военная выправка и широкие плечи, длинные аристократические пальцы… Во всех его действиях и манерах маркиз с волнением узнавал свои собственные привычки. Но больше всего д’Арни сейчас боялся, что это только иллюзия, она развеется, открыв перед ним совершенно незнакомого врага, а потому внешне он оставался холодным и отстраненным.
Наконец, они оказались у дома князя Курагина. Маркиз хитро улыбнулся предвкушая предстоящую встречу. Ему очень хотелось, чтобы Борис Александрович был в шоке, чтобы он потерял дар речи, при виде незваного гостя, потому, что тогда это значило бы, что этот человек и есть его отец.
- Что вам угодно, господа? – встретил их на входе лакей.
- Доложи князю, что приехал маркиз д’Арни по срочному делу.
Через минуту лакей воротился, приглашая гостей в апартаменты. Д’Арни вошел первым, приветливо улыбнувшись стоявшему посреди комнаты князю.
- Добрый день, Борис Александрович.
Курагин хотел было уже поприветствовать вошедшего, но тут заметил входящего следом спутника маркиза. И замер с открытым ртом… Глаза в глаза он смотрел на своего давно погибшего друга Ивана Черкасова. Тот стоял, смущенно улыбаясь. Он ни капли не изменился, и это поражало князя еще больше, чем сам факт воскрешения друга. Будь Борис Александрович барышней, он непременно упал бы в обморок, но положение не позволяло этого сделать. Князь медленно закрыл глаза, сосчитав в уме до пяти, снова открыл их… но иллюзия не исчезла. Это все еще был его друг, живой и реальный.
- И…Иван… - с трудом выдавил из себя князь и, повернувшись к быстро спрятавшему улыбку маркизу, спросил: - Где ты его нашел?
- Утром у себя в квартире.
- И что он там делал?
- Спал.
- Почему там?
- А я знаю?
- Эй! – остановил бессмысленный разговор граф Черкасов. – Может быть, вы оба перестанете делать вид, что меня нет в комнате?
Но на князя его слова, кажется, не произвели никакого впечатления. Он продолжал обращаться к д’Арни:
- Ты ему сказал…
- Нет, - оборвал тот. – Я был неуверен. Я его никогда не видел.
- Сказал о чем? – снова влез в разговор Иван.
- Ни о чем, - разом произнесли маркиз и князь, обратив взоры к графу. Тот мысленно восхвалил небеса, что на него наконец-то обратили внимания.
- А ты изменился, дружище… Постарел… Облысел, - добродушно произнес Иван, делая шаг к князю, но тот отшатнулся, как от нечистой силы.
- А ты нет… И это очень странно.
- Еще более странно то, что буквально вчера я еще ложился спать в своем времени, а сегодня проснулся здесь. И я совершенно не понимаю, что происходит.
Князь метнул обличающий взгляд в сторону маркиза, но тот, театрально подняв ладони вверх, произнес:
- Я тут ни при чем. Я удивлен не меньше Вас.
- Если вы позволите, я изложу теорию своего появления в вашем времени, - осторожно произнес Иван Егорович.
- Что ж, было бы очень интересно послушать, - оживился д’Арни.
- Простите, но это разговор не для Ваших ушей. Спасибо, что помогли мне, но, если Вы не возражаете, я хотел бы переговорить со своим другом тет-а-тет, - холодно ответил граф.
Маркиз не сказал не слова, лишь напряженно и обиженно поджал губы и, бросив: «Я буду ждать вас в холле», покинул комнату.
- Зря ты так с ним, - покачал головой Борис Александрович.
- Отчего же, я всего лишь попросил его выйти. Не хочу, чтобы кто-то посторонний слышал о моих личных делах.
Борис Курагин невесело усмехнулся, но решил пока не открывать воскресшему другу глаза на суровую действительность.
- Какова же твоя теория, Иван? – сменил тему он.
- Если опустить навязчивую мысль о том, что все это просто дурной сон… Теория моя совершенно проста. Дело в том, что перед сном я смотрел на звезды и загадал желание. Меня терзали сомнения по поводу того, что же стоит делать. Жениться мне или нет на Евдокии Ланской. Я пожелал увидеть, что будет, если я приму положительное решение. И попал в будущее. Вот только мне до сих пор неясно, по каким таким законам вселенной, я оказался у этого маркиза д’Арни. Он-то какое отношение имеет ко всей этой истории?
- Полагаю, этот вопрос стоило задать ему самому.
- Не знаю… Скользкий тип, какой-то.
Князю неожиданно стало очень обидно за человека, которого он знал уже не первый год, и который на его глазах из опасного преступника превратился в благородного дворянина, всегда открытого для помощи другим.
- Этот парень самый достойный из всех, кого я знаю. И Вы, граф, меньше всех других имеете право оскорблять его.
Иван опешил от неожиданно переменившегося расположения друга.
- Помилуй, дружище. Я не хотел оскорбить твоих чувств. Но этот «достойный» человек угрожал мне, и устроил проверку.
Князь неожиданно громко засмеялся. Иван Егорович даже вздрогнул.
- Да уж, Иван Егорыч, друг мой, скажи, а как бы ты повел себя, обнаружь ты с утра у себя на квартире незнакомого тебе господина, преспокойно спящего на твоей собственной кровати?
Граф смутился. И, правда, отчего-то он не подумал об этом.
- Но все же, вопрос о том, почему я очутился именно у него на квартире остается открытым. И еще одно, откуда маркиз знает о моем небольшом таланте к стрельбе? Я ведь всегда держал его в тайне. Неужто, ты ему рассказал?
- Нет, - покачал головой Борис Курагин. – В том не было нужды. Он знает об этом, потому что сам способен стрелять не целясь… и потому что он твой старший сын. Твой и Ясимин.
- Что?! – Иван был поражен. Но теперь все постепенно вставало на свои места. – Но почему же тогда он назвался маркизом д’Арни?
- Думаю, это тебе стоит спросить у него самого. И вообще, не понимаю, почему ты еще здесь, вместо того, чтобы говорить со своим сыном, которого ты, кстати говоря, здорово обидел. Он никогда не знал своего отца, и готов был перевернуть весь свет, чтобы найти хоть крупицу сведений о нем.
Иван понимающе кивнул, заспешив к выходу, но князь неожиданно остановил его, за секунду преодолев расстояние между ними и презрев все правила приличия, он крепко обнял графа.
- Как же я рад тебя видеть, дружище!

***********

Иван Егорович нашел д’Арни не в холле, как тот обещал, а на улице. Парень стоял, прижавшись к пушистой мощной шее своего коня, закрыв глаза, словно находился в трансе. Граф не спешил подходить, украдкой разглядывая его, и находя в нем знакомые черты. Такой же нос и губы, как и у него самого, коротко остриженные черные кудри, упругие и непослушные, точно такие же, как и у его Ясимин… Назвать человека своего возраста сыном было для графа крайне трудно, но внутри зародилось некое родственное чувство, крепчающее с каждой минутой.
Д’Арни неожиданно открыл глаза и, секунду посмотрев на своего спутника, произнес:
- Князь все Вам рассказал.
- Не все, - тихо произнес Иван – только самое важное. И я хотел просить прощение за…
- Не стоит, - оборвал его д’Арни. – Не представляю, как бы я вел себя, окажись я на Вашем месте.
Повисло неловкое молчание. Оба желали засыпать друг друга вопросами, но что-то останавливало их.
- Может, вернемся ко мне на квартиру? – предложил маркиз. – Здесь неудобно говорить. Становиться холодно.
Иван Егорович согласно кивнул, садясь на лошадь. Мороз и правда крепчал делая пребывание на улице почти невыносимым. Но несмотря на то, что руки и ноги графа начинало сводить от холода, голове его было жарко, от роящихся там беспокойных мыслей. Сколь много он хотел спросить, сколь много должен был узнать…
Они вернулись на квартиру, и, поначалу, все никак не могли завязать разговора, пребывая в некоем странном состоянии. Но, отогревшись дорогим вином, Иван, наконец, решился начать:
- Я знаю, Вы, вероятно, желали бы быть слушателем. Князь осведомил меня об этом… Но я прошу Вас хоть ненадолго стать рассказчиком, ведь в конце концов я прибыл сюда, чтобы принять верное решение, и мне никак невозможно сделать этого без Вашей помощи.
Д’Арни тяжело вздохнул.
- Полагаю, Вы удивлены тем фактом, что я не ношу Вашей фамилии, но тем не менее являюсь Вашим сыном. Это произошло от того, что я был воспитан другим человеком, которого всегда почитал за своего Учителя и наставника.
- Кем?
Д’Арни улыбнулся нетерпеливости графа.
- Я не стану называть вам ни его имени, ни того, чем он занимался, так как я все еще, пусть и лишь морально, связан некоторыми обязательствами. К тому же этого человека уже нет на свете, а потому оставим разговор о нем. Я сравнительно недавно узнал, что я Ваш сын, и что мое настоящее имя Иван Иванович Черкасов.
- Иван…
- Матушка назвала в Вашу честь, - улыбнулся он.
- А она… Ясимин жива?
Граф с замиранием сердца ждал ответа:
- И даже отлично себя чувствует. Она личный советник и правая рука во всех делах персидского шаха Фетх-Али.
- Ого! – ничего более подходящего на подобную новость у Ивана не нашлось.
- Да.
- Так я все-таки женился на Евдокии?
- Женились. И прожили с ней целых пять лет.
- А потом?
- А потом Вас не стало, - жестко ответил д’Арни.
Снова повисло неловкое молчание. Граф решил сменить тему, но неосознанно наткнулся на еще большую больную мозоль маркиза.
- Знал ли я о тебе?
Неожиданно вырвавшаяся фамильярность сбросила с д’Арни маску безразличия. Он снова зыркнул на графа таким непонятным и тяжелым взглядом, который тот уже видел, когда впервые назвал свое имя.
- Да. Узнали. Позже. Но лучше бы это было не так.
Холодные слова больно хлестнули Ивана.
- Почему? – не замедлил спросить он.
- Потому что, тогда Вы все еще были бы живы. Пусть Вы бы жили с другой семьей, и я бы никогда не узнал о Вас, но Вы были бы живы… И, возможно, под вашим надзором из моего брата Петруши выросло бы нечто более путное и менее эгоистичное, - с улыбкой добавил маркиз, пытаясь разрядить обстановку.
Граф смущенно замолчал, не зная, как продолжить разговор. Вопросов было много, но все они роились в голове, смешиваясь, и не желая оформляться во что-то внятное. Неожиданно д’Арни сам продолжил свой рассказ.
- Моя мать всегда любила Вас, - тихо начал он. – И любит до сих пор. Она говорит, что будь у нее возможность начать все сначала, она повторила бы все в точности, несмотря на все трудности, которые ей пришлось перенести. Она прошла бы через все это хоть десять раз, чтобы снова увидеть Вас. Жаль, что Вы не явились ей… А я… узнав, что я Черкасов, я обрел семью, которой у меня никогда не было.
- Ты говоришь о своем брате?
- Да, но и не только о нем. С ним у меня долгое время были сложные отношения, ибо мы, так сказать, находились по разные стороны баррикад. Да что там, мы практически были врагами… А впрочем, я отвлекся. Итак, я говорю также и о встрече с матерью, и о Евдокии Дмитриевне, которая приютила меня как родного сына, несмотря на обстоятельства моего происхождения, и о малыше Петеньке, моем единственном живом воспоминании о погибшей возлюбленной.
- О! У меня есть внук, - слегка пораженно произнес Иван Егорович. Если с мыслью о сыне своего возраста он еще как-то свыкся, то внук это уже как-то чересчур. Хотя где-то внутри у него зарделась гордость.
- Есть, - улыбнулся д’Арни, не став уточнять обстоятельства рождения мальчика. – И, в конечном счете, но отнюдь не наименьшей важности, упоминая об обретенной семье, я говорю и о Вас тоже. Все, что я смог узнать о Вас, даже каждый незначительный факт, дорог мне. К тому же быть сыном генерала Черкасова почетно.
- Генерала? – пораженно спросил граф.
Д’Арни в ответ лишь расплылся в хитрой улыбочке. Он по кошачьи потянулся и, поднявшись, взглянул на большие часы, стоящие в углу. Он даже не заметил, как быстро пролетело время. Стрелки часов указывали далеко за полдень. Д’Арни мечтал, чтобы этот день никогда не кончался. Он каким-то шестым чувством ощущал, что это единственный его день, который он может провести с отцом и наслаждался каждой минутой. Они болтали до глубокой ночи, рассказывая друг другу все то, что так хотели узнать. Отец говорил обо всем без утайки, раскрывая всю свою жизнь, и лишь опуская некоторые моменты, которые казались ему незначительными (нечто вроде количества пассий, за которыми он ухлестывал в первые месяцы своего пребывания в Петербурге). Сын же тоже старался быть предельно откровенным, обходя вниманием лишь то, что касалось ордена. Хранение тайн иллюминатов, было не столько острой необходимостью в данный момент, сколь многолетней выработанной привычкой.
Сон сморил их обоих ближе к утру. Они больше не могли сопротивляться накатившей от бессонной ночи усталости.

*********

Граф Иван Егорович Черкасов проснулся в своей постели в свежее Рождественское утро. С улицы слышались восторженные крики праздновавших прохожих. Граф распахнул окно, вздохнув полной грудью колючий морозный воздух и, тут же закрыв его, крикнул:
- Тимофей! Поди сюда!
Иван Егорович помнил все, что произошло и, хотя он не был уверен, что это был не сон, он точно знал, что нужно делать. А, потому, когда слуга вошел в покои графа, тот без промедления произнес:
- Тимофей, собирай вещи. Я еду в Турцию. Немедля.

КОНЕЦ

_________________
Изображение

Все чудесатее и страньшее ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-01, 19:51 
Не в сети
Личный драйвер ЕИВ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26-12, 14:39
Сообщения: 903
Откуда: Восточная Пруссия
Ого! Альтернативка, однако! :wink: :lol:

_________________
На дворе постоялом у Пани
Много слез было при раставании.
И надежда лишь в том,
Что вернемся потом...
Вобщем вот вам на лето задание.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-01, 20:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17095
Кто вы, таинственный друг? :smile:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-01, 20:54 
Не в сети
VIP в агентуре маркиза д'Арни
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:09
Сообщения: 8135
Откуда: Москва. Кремль.
Этот таинственный друг бывал(а) на старом форуме. :cool: Честно говоря, когда получила фик удивлению моему предела не было. Пять лет прошло, а АЛ продолжает возбуждать зрительскую память и творческие порывы, а когда прочитала о каких героях повествование, дык вообще тихо под стол сползла. :roll:

_________________
Изображение

Все чудесатее и страньшее ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-01, 21:28 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Severvirgin писал(а):
Пять лет прошло, а АЛ продолжает возбуждать зрительскую память и творческие порывы

Да, приятно! :D
Автору спасибо за подарок.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-01, 21:30 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
А Ивану Егорычу повезло! Приключись какой сбой, попал бы к Петрусю и прогулка во времени оказалась бы куда менее приятной. :roll:

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09-01, 00:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17095
А хорошо написано. Итак, Иван отправился к Ясмин, и история пошла другим путем... :wink: и все было совсем не так как нам показали...
Параллельные миры?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 14-01, 22:25 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
Здорово! АЛ живет в сердцах. Спасибо автору.

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 08-05, 15:37 
Не в сети
Цветок жасмина

Зарегистрирован: 05-09, 22:21
Сообщения: 307
Чистая альтернатива!
Но неплохая!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 9 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB