Адъютанты любви

мы не лечим болезнь, мы делаем ее приятной
Текущее время: 22-09, 08:23

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 516 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 26  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 11-03, 14:41 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Виктор Ардов

Из пособия для начинающего литератора

Исторические романы

В настоящее время исторические романы у нас пишутся в основном в трёх манерах: 1) почвенной, 2) стилистической и 3) халтурной.

Возьмём в качестве сюжета исторический факт, послуживший художнику Репину для его знаменитой картины «Царь Иван Васильевич Грозный убивает своего сына – царевича Ивана», и посмотрим: что бы сделали с таким эпизодом автор-почвенник, автор-стилист и просто халтурщик.

1. Почвенники

Царь перстами пошарил в ендове: не отыщется ли ещё кус рыбины? Но пусто уж было: единый рассол взбаламучивал сосуд сей. Иоанн Васильевич отрыгнул зело громко. Сотворил крестное знамение поперёк рта. Вдругорядь отрыгнул и постучал жезлом:

- Почто Ивашко-сын не жалует ко мне? Кликнуть его!

В сенях дробно застучали каблуки кованые трёх рынд. Пахнуло негоже: стало, кинувшись творить царский приказ, дверь открыли в собственный государев нужник, мимо коего ни пройти, ни выйти из хором…

Не успел царь порядить осьмое рыгание – царевич тут как тут. Склонился в земном поклоне.

- Здоров буде, сыне. По какой пригоде не видно тя, не слышно?
- Батюшка-царь! Ханского посла угащивал, из Крымской орды прибывого. По твоему царскому велению. Только чудно зело…
- Что ж тебе на смех сдалося?
- У нехристя-то, царь-государь, башка – стрижена.
- Ан брита, царевич, - покачнул главою Иоанн Васильевич.
- Стрижена, батюшка.
- Не удумывай! Отродясь у татар башки бриты. Ещё как Казань брал, заприметил я.
- Ан стрижено!
- Брито!
- Стрижено!
- Брито!
- Стрижено, батюшка, стрижено!

Тёмная пучина гнева потопила разум царя, застила очи. Кровушка буйно прихлынула и к челу, и к вискам, и к потылице. Не учуял царь, как подъял жезлие, как кинул в свою плоть:

- Потчуйся, сукин сын!.. Брито!..
- Стри… - почал было царевич, да и пал, аки колос созрелый под серпом селянина…

Ан уж стучали коваными каблуками и рынды, и окольничие, и спальники, и стольники, и иные царского двора людишки…

Царевич, как лебедь белая, плавал в своей крови…

2. Стилисты

Встал рано: не спалось. Всю ночь в висках билась жилка. Губы шептали непонятное: «Стрижено – брито, стрижено – брито».

Ходил по хоромам. У притолок низких дверей забывал нагибаться: шишку набил. Зван был лекарь-немец, клал примочку.

Рынды и стольники вскакивали при приближении. Забавляло это, но чего-то хотелось иного, терпкого…

Зашёл в Грановитую палату. Посидел на троне. Примерился, как завтра будет принимать аглицкого посла. Улыбнулся: вспомнилось – бурчало в животе у кесарского легата на той неделе, когда легат сей с глубоким поклоном вручал свиток верительной грамоты…

С трона слез. Вздохнул. Велел позвать сына – царевича Ивана.

Где-то за соборами – слышно было – заржала лошадь. Топали рынды, исполняя приказ, - вызывали царевича, гукали…

Выглянул в слюдяное оконце: перед дворцом подьячий не торопясь тыкал кулаком в рожу мужика. Царь тут же приметил на киоте: удобно ли так бить, не лучше ли – наотмашь?..

Сын вошёл встревоженный, как всегда. Как у покойной царицы, матери его, дёргалось лицо – тик. А может так. Со страху.

- Где пропадаешь? – само спросилось.

Царевич махнул длинным рукавом кафтана:

- С татарином договор учиняли…
- С бритым?
- Он, батюшка, стриженый.

Улыбнулся сыновней наивности:

- Бритый – татарин…
- Стриженый…

Отвернулся от скуки:

- Брито.
- Стрижено!
- Брито!

Вяло кинул жезл. Оглянулся нехотя: царевич на полу. Алое пятно. Почему? Пятно растёт…

Вот она – та, ночная жилка: «стрижено – брито»…

Челядь прибывала. Зевнул. Ушёл в терем к царице – к шестой жене.

3. Халтурщики

Царь Иван Васильевич выпил полный кафтан пенистого каравая, который ему привёз один посол, который хотел получить товар, который царь продавал всегда сам во дворце, который стоял в Кремле, который уже тогда помещался там, на месте, на котором он стоит теперь.

- Эй, человек! – крикнул царь.
- Чего изволите, ваше благородие? – ещё из хоромы спросила уборщица, которую царь вызвал из которой.
- Меня кто-нибудь ещё спрашивал?
- Суворов дожидается, генерал. Потом Мамай заходил – хан, что ли…
- Скажи, пускай завтра приходят. Скажи, царь на совещании в боярской думе.

Пока уборщица топала, спотыкаясь о пищали, которые громко пищали от этих спотыканий, царь взялся за трубку старинного резного телефона с двуглавым орлом. Он сказал:

- Боярышня, дай-ка мне царевича Ивана. Ага! Ваня, ты? Дуй ко мне! Живо!

Царевич, одетый в роскошный черпак и такую же секиру, пришёл сейчас же.

- Привет, папочка. Я сейчас с индийским гостем сидел. Занятный такой индеец. Весь в перьях. Он мне подарил свои мокасины и четыре скальпа. Зовут его Монтигомо Ястребиный Коготь.
- А с татарским послом виделся?
- Это со стриженым? Будьте уверены.
- Он бритый.
- Стриженый.
- Бритый!..

Царь Иван ударил жезлом царевича, который, падая, задел такой ящик, в котором ставят сразу несколько икон, которые изображают разных святых, которые церковь считает праведниками.

Тут прибежали царские стольники, спальники, рукомойники, подстаканники и набалдашники…

_________________
Изображение


Последний раз редактировалось Аличе 12-11, 22:27, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-03, 22:21 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
ПОСМЕРТНАЯ ИСТОРИЯ МУМУ
(Краткий курс)

(в подражание Игорю Иртеньеву)


Шёл год неведомо какой,
Век угнетения и мрака...
Зазря погибшую собаку
Похоронили над рекой.

Отметив камнем небольшим
Сию укромную могилу,
Крестьяне по домам своим
Пошли, беседуя уныло.

В траве кузнечик верещал,
Зелёный и трудолюбивый,
И часто, часто навещал
Могилу старец молчаливый.

Негромкий шум прибрежных вод,
Откос, склонённая ракита...
"Вот здесь собака и зарыта" -
Тихонько говорил народ.

На этом месте у реки
Грозили местью изуверам
Народовольцы и эсеры,
Меньшевики, большевики...

А по ночам при лунном свете
Виденьем призрачным Муму
Являлась богачу в карете,
Царю являлась самому!

Она, в отместку за злодейство,
Входила в замки и дворцы,
На светлый шпиль Адмиралтейства
И на кремлевские зубцы.

В неё не попадал стрелок,
И брань её не отгоняла;
Её явленье предвещало,
Что день отмщенья недалёк.

И день настал. С броневика
Ильич сказал народу слово;
Внимал ему старик суровый,
Неразговорчивый слегка.

А после, стоя на Дворцовой
На Александровском столбе,
С Муму в руках, старик суровый,
Рабочих призывал к борьбе.

----------

...Нет у истории финала -
И в полночь, жалобно скуля,
Муму гуляет, как бывало,
По стенам древнего Кремля...



(c)тащено у stran_nik

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-03, 22:30 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
Как страшно жить.

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18-03, 16:54 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Сага о похождениях прекрасной воительницы Лютиэнь-Марии-Анжелики-Арвен-Эстебан-Желтофиоль.

В маленьком волшебном королевстве
Где-то на окраине земли
Жили гномы с эльфами в соседстве
И войну с вампирами вели,

Только чаще все же торговали,
Как везде: товар – бабло – товар.
Даже говорят, что на базаре
Изредка мелькал Илуватар.

В общем, в этом славном королевстве
Был покой, порядок и уют:
Оборотни с гоблинами вместе
Населяли землю там и тут,

Нежить, фэйри, маги, человеки –
С горних высей до морских глубин.
Ну, и как положено от века,
Козни строил Темный Властелин.

Но однажды с грохотом и треском,
В синеве небес оставив след,
Шлепнулся в ближайшем перелеске
Некий неопознанный объект.

Жители сбежались кто откуда
(сколько их собралось – и не счесть)
Поглазеть на этакое чудо,
Никогда не виданное здесь.

Вот друид, разинувши хлебало,
Встал столбом с омелою в руке,
Эльфы перешептывались вяло
На мертворожденном языке,

Архимаг с пылающим пульсаром
Подавился чарами атак,
Гном, упорно мучавший кресало,
Позабыл про трубку и табак.

Встало всё – от мала до велика.
Как не встать, когда перед тобой
Лютиэнь-Мария-Анжелика-
Арвен-Эстебан-Желтофиоль.

Губ кармин, фарфоровая кожа,
Шелк волос гораздо ниже плеч,
К поясу прицепленный без ножен
Говорящий и ехидный меч,

Магия наружу так и плещет,
И в глазах неистовый огонь
(За спиной оскалился зловеще
Говорящий и ехидный конь),

Топик из легированной стали
Плотно обтянул тугую грудь…
В общем, полагаю, все узнали:
Мэри-Сью (детали подчеркнуть).

- Я пришла избавить вас от страха,
Мир спасти от гибели и зла.
Темный гад отправится на плаху
И сполна ответит за козла.

Армиям, отрядам, батареям
Воинов не сбить меня с пути.
Только подскажите поскорее,
Мне в какую сторону идти?

Думаю закончить дело к лету,
Чтоб не драться в сильную жару.
Если есть в заначке амулеты,
Доставайте – я их заберу.

Архимаг ответствовал ей: - Чадо!
В жизни я немало повидал
И скажу: тебе бы замуж надо
Или на ближайший сеновал.

Мир спасать – дурацкая затея:
Нудно, нерентабельно, старо…
Не дослушав, дева в чародея
Раздраженно бросила ведро.

- Маловеры, трусы, ренегаты!
Продались врагу за колбасу!
Этот мир от слизистого гада
Я без вашей помощи спасу.

- Женщина, гляди, какая тема, -
Мудрый эльф надменно произнес.
- Тут у нас своя экосистема,
Проще говоря, биоценоз.

Между злом, добром и прочим хламом
Исстари достигнут паритет,
Так что возвращайся лучше к маме –
Выдать золотишка на билет?

- Очень умный? Золотом не бряцай
И не вешай на уши лапшу.
А когда мне к маме возвращаться,
Я сама уж как-нибудь решу.

Ускакала, парой стройных ножек
В воздухе исполнив пируэт.
Трое эльфов, тех, что помоложе,
С ужасом смотрели деве вслед.

С той поры немало дней минуло
И воды не меньше утекло.
Дева ухайдакала назгула,
Василисков целое кубло,

Нагло нахамила бургомистру,
Плюнула принцессе на манто,
Да и королевскому министру
Тоже отдавила кое-что,

Запугала пьяниц по тавернам
И в лесу устроила пожар,
Так что мантикоры и виверны
До сих пор от ужаса дрожат.

Позади безводная пустыня,
Много миль опасного пути…
Вот уже и Черная Твердыня
Приглашает девушку войти.

Отчего же сердцу стало тесно
В недрах обольстительной груди?
Перед ней стоит тиран и деспот –
Нереальной прелести блондин.

Феминизм воительницы в муках
Околел под взглядом синих глаз,
И, приняв предложенную руку,
Мэри-Сью злодею отдалась.

А немного позже в тронном зале
В нише под короною из звезд
Слуги Властелина увидали
Чучело девицы в полный рост.

Как живая: стать, прическа, абрис,
Гордость и презрение в глазу.
«Дурочка набитая vulgaris»
Золотом написано внизу.

Постамент украшен аметистом
С хитрою подсветкою внутри…
Просто был тиран таксидермистом –
Тоже хобби, что ни говори.



(c)тащено у Visenna

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-03, 02:20 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Гамлетище

Трагедия В. Шекспира в переводе К. И. Чуковского

Маленькие дети!
Ни за что на свете
Не ходите в Данию
В Данию гулять!
В Дании убийства,
В Дании злодейства,
В Дании трагедии
У каждого семейства!
Будут вас травить,
Призраком пугать,
Не ходите, дети,
В Данию гулять!

* * *

Но папочка с придворными
Уснули вечерком,
А дядя Клавдий к папочке
С бутылочкой бегом.

Вот он медленно к папе подходит,
Яд смертельный в бутылке разводит,
Прямо в ухо, прямо в ухо заливает!
И бегом в свои покои убегает!

Папа в муках умирает,
Грустно музыка играет.
Вот так дяденька,
Добрый дяденька! Дядя маму вызывает
И к сожительству склоняет!
Вот ведь, дяденька,
Милый дяденька!

В свои руки власть хватает
И на троне восседает!
Вот, блин, дяденька!
Экий дяденька!

Плачет Гамлет по отцу,
Скачут слуги по дворцу:
Слезы по полу текут,
Люди с тряпкою бегут!

А мамаша-то, мамаша!
Позабыла про папашу!
Одного б только милого Клавдия
Целый день целовала да гладила.

Полюбила как коза,
Растопырила глаза!
"Что такое, почему
Гамлет грустный, не пойму!"

* * *

Но случился в Эльсиноре
Шум и гам.
Бродит призрак в Эльсиноре
По ночам!
Храбрых стражников пугает,
На убийство намекает,
Хриплым голосом кричит,
А из уха яд торчит!

Стражник на посту стоял,
Привиденье увидал.
«Куд-куда! Куд-куда!
Ты откуда и куда?!»

Только Гамлет не боится
Мертвеца,
Рядом с призраком садится
У крыльца.
Начинает с ним беседовать
Да про смерть отца выведывать.

Призрак папы говорит:
«Брат мой мать твою едрит!»

* * *

А на троне, а на троне
Клавдий весело сидит
И народу и народу
Улыбаясь, говорит:

— Проходите-раздевайтесь,
Я вас пиром угощу!
И о бракосочетаньи
С королевой извещу! Тут-то гости прибегали,
Все бокалы выпивали.
А английские послы
Напилися, как ослы: Нынче Клавдий с королевой
Поженилися!

* * *

К замку Эльсинору
Ехали актеры.
Тара-ра, тара-ра,
Развлеченье для двора!

Гамлет сразу в гримерку заходит
И коварные речи заводит:
— Покажите-ка, актеры,
Спектакли!
Чтобы Клавдий и Гертруда
Заплакали!
Чтоб убийства они устыдились,
Чтоб сквозь землю они провалились!
Нам не надо Шоу Бернарда,
Коляды и Мольера не надо!
Нам не надо «Трамвая желания»,
Покажите нам кровь и страдания!
Нам не надо ни Отелло, ни Яго,
А сыграйте нам «Убийство Гонзаго».

Вот актеры на сцене играют
И Гонзаго на бис убивают.
А Гамлет помешанный в ложе сидит,
На дядю и маму он зорко глядит.

Смотрит дядя на артистов —
Ай-яй-яй!
Видит, что-то тут нечисто,
Ай-яй-яй!
Кто артистам рассказал,
Рассказал,
Как он брата убивал,
Убивал?!

А пьеса все дальше,
А пьеса все круче,
А в пьесе король
Самозванцем замучен! Говорит тогда Клавдий Полонию:
«Надо принца отправить в колонию!
Что-то Гамлета сильно заносит,
Может быть, он от армии косит?

Я ведь, если захочу,
Даже денег заплачу!
Надо Гамлета везти,
За границей извести!»

* * *

Но вот, поглядите!..
А, нет, погодите…

* * *

Королева выходила
И сыночку говорила:
«Стыдно Гамлету реветь,
Ты же принц, а не медведь!»

Как он кинется на мать
Как давай ее ругать!
За предательство и похоть,
За измену упрекать:
— Погляди-ка на себя,
Ай-яй-яй!
Что за похоть у тебя,
Отвечай?!
Только вдруг из-за ковра
Донеслося: та-ра-ра!
Гамлет весь насторожился,
За оружие схватился.
Достает он вдруг топор
Из кармана.
Разрубает им ковер
Из Ирана!
Тут какой-то старичок,
Старичок
Вскрикнул, умер и молчок,
На бочок!

Слуги задрожали,
В обморок упали.
Стража от испуга
Скушала друг друга.

Бедный Йорик
Помер от колик.

А Офеля, вся дрожа,
Так и села на пажа!

* * *

Ах, Офелия-душа,
Будто нимфа хороша!
Будто нимфа, будто нимфа,
Будто нимфа хороша!

Нимфа к озеру пошла,
Нимфа смерть свою нашла.

Вот по озеру Офелия плывет,
Вся раздулась, будто старый бегемот!

Ох, нелегкая это работа —
Доставать из воды бегемота!

За Офелией ныряли —
Буль-буль-буль!
Из воды ее достали —
Буль-буль-буль!
Стали в саван ее заворачивать
И ногами вперед поворачивать.
Положили тут Офелию на воз
И галопом, и галопом — на погост!

А на кладбище могильщики поют,
Из могилы старый череп достают.
Ну и череп, вот так череп,
Замечательный!

Гамлет череп тот берет
И такую речь ведет:
— Может быть, уже не быть? —
Говорит.
— Может быть, ещё пожить? —
Говорит.
— Может быть, пойти в кровать?
И в кровати лечь поспать?
И во сне увидеть что-то?
Ох и трудная работа
Принцем быть! —
Говорит.А Лаэрт, что Офелии брат,
Страшной смерти сестрицы не рад!
Разыгрался, расшалился
И в могилу провалился!
И кричит, и ревет, как медведь,
Я с Офелией хочу умереть!
Я того, кто с нею был, не прощаю,
Я того, кто с нею был, повстречаю!
Я его на дуэль позову,
На дуэли ему пасть я порву!

Не стерпел
Гамлет,
Заревел
Гамлет,
И на злого врага
Налетел
Гамлет!

Вот рапиры взяли в руки —
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Фехтовали по науке —
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Друг на друга — оп! — надвигаются!
Друг от друга — вжик! — разбегаются! А Лаэрт-то не шутит!
Перед Гамлетом шпагой отравленной крутит.
Шпагу острую Гамлету в тело вонзает,
И в Гамлета яд попадает!

Гамлет даром, что принц, а не хнычет!
Он в Лаэрта шпажонкою тычет!

Подбегает он к врагу,
Шпагу подменяет
И ему на всем скаку
Сердце протыкает.

Сразу стали соперники корчиться:
Помирать-то, конечно, не хочется!

Вот Лаэрт лежит, преставляется,
Ну а Гамлет не унимается!

Умирая, холодея,
К королю он подскочил
И злодея,
И Клавдея
Острой сталью замочил!

Он пронзил его отравленной шпагою,
Как рулон с туалетной бумагою!

А Гертруда-то, Гертруда
Дорвалася до сосуда!
И глотает, и лакает
Ядовитое вино.
И не знает, и не знает,
Что отравлено оно!

Гамлет криком кричит:
«Ты не пей вина!»
А Гертруда молчит —
Умерла она.

Ах, отравлено вино,
Да-да-да!
Королеве не смешно,
С ней беда!..

И сказала скалка:
«Мне Гуртруду жалко».
И сказала чашка:
«Померла, бедняжка!»
И сказали ложки:
«Протянула ножки!»
И сказали утюги:
«Яд подсыпали враги!»

Много крови тут пролито...
Вызывайте Айболита!
Потому что Айболит
Всех героев исцелит!

Вдруг откуда ни возьмись —
Из-за плюшевых кулис,
Выбегает Айболит
И смеется, и кричит:
"Привет эльсиноровым жителям!"

И те, кто собрался уже умирать,
Вскочили и весело стали плясать!
"Да здравствуют, здравствуют все доктора!
Приехал, приехал! Ура! Ура!" И бежит Айболит к королеве,
Операцию делает в чреве.
То-то рада, то-то рада
Королева, принца мать!
Нету яда, нету яда!
Можно прыгать и скакать!

И бежит Айболит за Полонием,
Исцеляет его благовонием.
Айболит в него касторку вливает,
И Полоний на глазах оживает!

А доктор Лаэрта украдкой
Угощает большой шоколадкой,
А Гамлета гоголем,
Гамлета моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем потчует!

А утонувшей Офелии
Отвязал он от ног две гантелии.
И развязная девица начинает шевелиться,
И пускает пузыри
Ти-ри-ри, ти-ри-ри!
Штуки три!
Вместе с Гамлетом Офелия пляшет
И тяжелыми гантелями машет! И бежит Айболит к самозванцу,
И делает клизму поганцу.
И Гильденстерну,
И Розенкранцу,
И Фортинбранцу!

А для полного счастливого конца
Вызывает доктор призрака-отца!
Ухо ваткой прочищает,
С того света возвращает,
Папу за руку берет
И на трон его ведет!
«Я тебя освободил
И злодея исцелил.
А теперь, как говорится,
Предлагаю помириться!"

И с убийцей король побратались
И друзьями навеки остались!
И пошли они смеяться,
И плясать, и баловаться!
И смеются, и хохочут, заливаются,
Так, что в Дании дома сотрясаются!

И суровые стражники пляшут
И большими алебардами машут!

Бедный Йорик прикатился кувырком,
А за ним и все могильщики бегом!
И смеются, и хохочут,
Будто череп им щекочут!

Тут Горацио вприсядку пошел
И запрыгал, и запрыгал, как козел!
До софитов он подпрыгивает,
Добрым зрителям подмигивает:
«Ах вы зрители,
Вы ценители,
Вы в ладоши нам похлопать
Не хотите ли?!»

А какой-то режиссер-мужичок
По стаканам разливал коньячок.
Тара-ра, тара-ра!
Пляшет труппа до утра!
Нынче «Гамлета» в театре
Поставили!



© «Красная бурда»

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-04, 13:04 
Не в сети
Госадмин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:34
Сообщения: 8136
Над седой равниной моря ацкий шторм наводит кипиш. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, свысока на всех взирая.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, хулиган и выпендрежник метко гадит по пингвинам.

Чайки стонут от восторга и гагары тоже стонут - Буревестник славный малый, первый парень на деревне.

Хмурый пингвин недовольно наблюдает за полетом:" Это что за выкрутасы, хамство даже с беззаконьем. Нет, не то уж нынче время.

Да, прошла уже эпоха уважения к полетам, эра неба для элиты - идеологов паренья.

Той порой, не то, что ныне, помню, мамонты летали, и степенными стадами шли они над бездной моря.

Бесконечными рядами уходили к горизонту, величаво, грациозно, с мудростью веков во взорах.

Голубая кровь, дворянство! Этим жалким нуворишам тенью блеклой быть навечно", - так вещал с презреньем пингвин.


...Буревестник с криком реял над утесом, где брюзгливый, хмурый и надменный пингвин осуждал его манеры.

Отношенье к критиканству Буревестник однозначно демонстрировал пингвину, обложив его прицельно. Отряхнувшись от помета, нервный пингвин впал в раздумье: "В этом плане Буревестник предпочтительней, конечно..."

(с)тащено тут http://timid-daring.livejournal.com/32018.html

_________________
Не дождетесь!!
Клипы АЛ http://oshyl.mylivepage.ru/file/index
Голимый постмодернист
На берегу реки сидел пьяный Змей Горыныч и пел хором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-04, 22:23 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
:lol: :lol: :lol:

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04-04, 13:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17095
Про Гамлета зачотно! (и вообще Красная Бурда не зря тираж печатает и деньги получает. У них часто остроумно и пародоксально)
:lol:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-04, 10:00 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
2 стульев. Людоедка-Эллочка. Сиквел.


Всем конечно известно(ну, я надеюсь, что всем), куда привела Остап Ибрагимыча пополам с Ипполитом Матвеичем охота за стульями убиенной Воробьянинской тещи. В числе прочих и разных домов, квартир, редакций и общежитий, она привела их в дом к приснопамятной Людоедке-Эллочке. А дальше, по-нашему, по-бразильски, выражаясь современным языком, было так:

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Ивановича Даля, по подсчетам исследователей, составляет свыше 215.000 слов. Словарь учащегося "Экономического Университета", процветающего на базе бывшего Вернехацапетовского ПТУ составляет 215 слов.
Эллочка Щукина легко и беспонтово обходилась тридцатью.
Вот слова, фразы и междометия, придирчиво выбранные ею из всего великого и могучего русскава езыга:

1.За козла - ответишь.
2. Ясный перец! (Выражает, в зависимости от обстоятельств, иронию, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворенность.)
3. Гламурно.
4. Блин. (слово- паразит)
5. Плюс мильон.
6. Жесть.
7. Фуцин голимый. (По отношению ко всем знакомым мужчинам, независимо от возраста и общественного положения.)
8. Нивапрос.
9. В натуре.
10. Винтажно!
11. Реально в шоке.
12. Ты - супербизон! (Говорится мужу.)
13. Гыыыы, превед, медвед! (Реальным пацанам.)
14. Спасибо, что вы есть. (Изящная шутка).
15. Забей!
16. Типа, как-бы. (Используется для связки слов.)
17. Фигассе! (Ирония, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворенность.)
Оставшиеся в минимальном количестве слова служили для разговоров между Эллочкой и продавцами модных бутиков.

Вечер Эллочка провела с Фимой Собак. Они обсуждали необычайно важное событие, грозившее расширить и углубить мировой финансовый кризис.
– Прозреваю, походу, будут носить длинное и широкое, – вещала Фима, плавно опускаясь в позу лотоса, как наказал Великий Фитнесс.
– Плюс мильон, блин!
И Эллочка с уважухой посмотрела на Фиму Собак. Мадемуазель Собак, в узких кругах ограниченных людей, считалась культурной девушкой – она регулярно юзала около ста восьми слов. При этом она свободно владела одним таким выражением, которое Эллочке не могло присниться и в страшном сне. Это было богатое выражение – коитус интерруптус . Фима Собак, однозначно, была продвинутой барышней.
Неуемный трындеж затянулся далеко за полночь.

В десять часов утра великий комбинатор вошел в Варсонофьевский переулок.
Остап постучал в дверь, совершенно не думая о том, под каким предлогом он войдет. Для разговоров с девицами он предпочитал вдохновение.
– Фигассе? – спросили из-за двери.
– Конкретно, – ответил Остап.

Дверь открылась. Остап прошел в будуар, который мог быть обставлен исключительно богемным существом строго по-фен-шую. На обитых парчой стенах висели плакатики изображающие брутальных мужчин с искусственно возделанной мышечной массой, в тщательно продуманном беспорядке валялись плюшевые мишки, собачки и кролики, на потолке венецианским стеклом была выложена Мадонна с младенцем, а посередине комнаты стояла огромная белая кровать красного дерева. На этом пестром фоне, от которого рябило в глазах, трудно было заметить маленькую хозяйку большого помещения. На ней был короткий комбинезончик, переделанный из джинсовой рабочей робы мужа, причудливый вырез которого открывал голый смуглый животик с колечком в пупке. Колечко так же имелось и в очаровательном носике. Вся конструкция была густо усыпана загадочными камнями и камушками.
Остап немедленно понял, как вести себя в тесных рамках бомонда. Он томно прикрыл глаза и попятился.
– Шикарные камни! – воскликнул он.
– Винтаж – сказала Эллочка нежно. – Это как бы бриллианты чистейшей воды.
– Иди ты! Быть того не может. Вас обманули. Вам всучили гораздо лучшие камни. Это алмазы. Ну да! Алмазы! Я узнаю их по слегка желтоватому оттенку. Видите, как грани играют в лучах...эээммм...рассвета!.. Изумруды! Изумруды!

Эллочка собственноручно красила алмазы медицинским йодом и потому похвала утреннего посетителя была ей особенно в кайф.
Не давая девице опомниться, великий комбинатор вывалил все, что слышал когда-либо о драгоценных камнях. После этого заговорили о недавно прошедшей в Милане неделе прет-а-порте, и Остап обещал вручить сногсшибательной хозяйке несколько новых платьев из последней коллекции, подаренных ему лично ШаיНелей.
– Ты фуцин что надо, – догадалась Эллочка на второй минуте знакомства. - Конкретный супербизон!
– Вы, конечно, в шоке от столь раннего визита незнакомого мужчины.
– Ну, блин, ясный перец.
– Но я к вам по одному стремному дельцу.
– Забей.
– Вы вчера тусовались в клубе и произвели на меня реально необыкновенное впечатление.
– За козла - ответишь, в натуре!
– Нивапрос! Ответить за козла такой отпадной телке - это как бы суперприкол! В натуре.
– Жесть!

Беседа плавно текла дальше в таком же, дающем в некоторых случаях чудесные плоды, русле. Но комплименты Остапа раз от разу становились суше и прохладнее. Он обратил внимание, что второго стула в будуаре не было. Пришлось нащупывать след исчезнувшей мебели. Перемежая свои расспросы изысканной светской лестью, Остап ретроспективно узнал о событиях прошедшего вечера в Эллочкиной жизни.
– Малыш, – неожиданно сказал Остап, – продай мне этот стул. Я как-бы на самом деле тащусь от него. Только ты с твоим безупречным женским как-бы обонянием могла упасть на такую клевую фишку. Продай, зайка, я тебе доллар дам.
– За козла ответишь, фуцин голимый, – лукаво сказала Эллочка.
– Ясный перец, – втолковывал Остап.
"Тут нужно действовать на обмен", – решил он.

– Прикидываешь, сейчас в Европе и в лучших домах Гондураса возобновили древний прикол – разливать чай через ситечко. Необычайно потрясно и очень грациозно.
Эллочка насторожилась.
– У меня как раз знакомый чувак, натурально посол, приехал из Гонконга и привез как-бы в презент. Нереально доставляет цацка.
– Типа гламурно, – заинтересовалась Эллочка.
– Фигассе! Ясный перец! Давай замутим бартер. Ты мне стул, а я тебе сито. Сечешь?
И Остап вынул из кармана крошечное розовенькое ситечко. По дну ситечка затейливой вязью из кристаллов Сваровски было выложено: Ай вонт Нью-Йорк!

Сварованные кристаллы призывно взблескивали. На потолке мерцали кристальные звезды. Внезапно вся комната как-будто осветилась ярким дневным светом. На Эллочку вещь произвела такое же неотразимое впечатление, какое производит жестяная банка с ром-колой на Верхнехацапетовского ПТУшника. В таких случаях ПТУшник ревет, как бык безумный, Эллочка же тихо взвизгнула:
– Спасибо, что вы есть!
Не дав ей выйти из транса, Остап положил ситечко на стол, взял стул и, узнав у очаровательной девушки адрес мужа, галантно раскланялся.


(c)Тащено у simona-nikak

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-04, 01:26 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
П. П. Бажов

ЦАРИЦЫНЫ БУКЛИ

Визажисты-то наши, сысертские, завсегда на весь мир гремели. Был, сказывают, такой мастер Фигарев. По этим делам первый. Такие, слышь-ко, поделки из волосьев на затылках да на висках выделывал, что диву дашься: как ему помогло.

Все начальство столичное — цари там всякие, кандидаты в Думу и протчие баре — первым делом в Сысерть к Фигареву ехали. Причу себе навертеть али макияжу на патрет намазать, чтобы, значит, не шибко трескался.
С одним, бывалоча, Фигарев по неделе вожгается, зато уж такой букет на макушке замастырит, что даже коровы да лошади оборачиваются да языками цокают. А на иного поглядит — а у того на башке-то, почитай, уже все готово. Лысина — ни прибавить, ни убавить, все прожилочки видны. Полюбуется Фигарев на узор-то — жалко ему таку красоту портить. Полером только пройдется по головушке да и отпустит царя али депутата восвояси.

Только запала Фигареву одна думка. Дело-то, слышь-ко, в июле было, сено как раз тогда в копешки сгребали, вот Фигарев и решил — изладить голову по копешке.

А тут приехала к нему постригаться королева английская.

— Вот, — говорит, — тебе журнал-аппликация. По этой аппликации сделай мне хаер.

Взял Фигарев расческу малахитову, стал королеве хаер ладить, а сам все про копешку думает. Год проковырялся, но сварганил прическу-то.

Королева, ясно дело, довольная, гулянку по такому случаю устроила, песни поет, пляшет. Выпила, видно, маленько. Собрался на банкет народишко заводской, королевской прической любуется, Фигареву работу нахваливат.

— Ишь ты, — говорят, — из этакой ондатры каку красоту сделал! Одно слово — плэймейт!

Королева тоже смеется:

— Я теперь не только королевой могу робить, а и на сцене в кафе-шантане выступать с таким-то калганом. Спасибо тебе, Данилушко!

А Фигарев смурной сидит, нерадый.

Ну, гости погуляли ишшо немного, да и спать повалились, где кто гулял. Только Данилу-то сна нет и нет. Постоял он над калганом королевским, повздыхал… А потом как вжикнет машинкой по хаеру-то — от затылка и до самого переносья борозду сделал. Плюнул в середку да и выбежал вон.

До первой копны добежал, юркнул в нее, да и пропал. Так с тех пор Данилу Фигарева и найти не могли. Кто говорит, что сгинул он там, а другие говорят, что он по сю пору в копне сидит.


ПРИКАЗЧИКОВА КРЫШКА

Был у нас в Гулёшках приказчик Северьян Растратьич. Ох и лютой — хуже собаки. Кажный день заставлял мужиков на работу выходить! И не было от него мужикам никакого спасения. А не выйдешь на работу, так он, злодей, что удумал — денег не получишь! И наплевать ему, что дома семеро детей малых некормленых, да жена дура, да теща дура, да сам дурак. Так этого приказчика мы, слышь-ко, в семнадцатом году первым к стенке поставили. Как он к нам, так и мы к ему! И поделом тебе, Северьян Растратьич, другой раз не лютуй!


ДЕДУШКИН ОБУШОК

Жил в Полевском старичок один. Камнерезным делом промышлял. Резал, стало быть, из яшмы-агата, да змеевика-сердолика разную каменную поделку. Что хошь мог из камня изладить, хошь пуговку, а хошь плиту надгробную с веселеньким узором.

Ну и как-то раз под вечер заходят в дедушкину избушку трое, все в кожаном пальто, глаза у их горят как у кошек, а сбоку у кажного, стало быть, левольверт прилажен. “Ты, — говорят, — дедушко из каменьев народных, из малахита-изумруда, народной кровью политого, всякую ерунду точишь? Пуговки, там, плиты надгробны и протча?”

Старичок старый, а сразу смекнул, что это новы Хозяева Медной горы к нему припожаловали. “Нету, — говорит имям, — сынки. Опечатка у вас вышла, отродясь я никакого камня в руках не дярживал!” Робята кожаны-то, слышь-ко, смеются над им. “Собирайся, — говорят, — дедушко, пора тебе пришла в тюрме лет двадцать посидеть за разбазаривание народного пролетарского булыжника!”

Видит дедушко — делать нечего. “Не обессудьте, — молвит, — сынки, придется мне вас тово... огорчить!” И быстрехонько всю троицу топориком-то и угваздал!

Наши-то заводские долго потом смеялись. А дедушка этого всё ж таки упекли в тюрму-то, только не за камушки, а за анекдот про товаришша Сталина.

ДЕВЧУШКИН КОЛОДЕЦ

Жил как-то в Медном руднике Какофоня. Хороший горный мастер, рудознатец и маркшейдер. Пошел как-то Какофоня по грибы, увидал девку, да недолго думая за ней кинулся. А девка-то, видать, непростая была — ельником, березником от Какофони улепетыват, да напоследед-то в подземелье какое-то юркнула. Побежал Какофоня за девкой под землю, а она от него. Долго бежал, смотрит — девка исчезла, а прямо на него мчится из темноты поезд. И если бы не подвернулся Какофоне чугунный люк между рельсов — погубила бы его Медной горы Хозяйка.


(c) Красная Бурда

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-04, 12:33 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Переписка Александра Македонского и Олимпиады

Олимпиада:
Царь Александр, сыночек мой любезный!
Я о тебе тоской полна,
Ведь я же мать! Пришли скорее вести:
Ну как ты там, и как война?

Александр:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Идем по Персии пока,
Ну что со мной могло тут приключиться?
За исключеньем пустяка:
Я потерял с плаща застежку,
Что ты дарила на дорожку…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
Царь Александр! Ты тот же растеряха,
С годами это не прошло!
Где мой подарок потерял, неряха,
Как это все произошло?

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Ты не волнуйся и не плачь.
Ну как застежки было не лишиться,
Когда с тебя срывают плащ?
Ну, тут уже не до застежки,
Я позабыл о ней немножко…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
Царь Александр! Что значит – плащ сорвали?!
С тебя, с царя?! Да это ж беспредел!
В бою, наверно? Ты, конечно, ранен!
Иль покушенье? Кто посмел?!.

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Я ранен тут ни разу не бывал, врет, конечно
Ну, а плаща я даже рад лишиться:
Его с меня Гефестион сорвал.
И тем меня он не обидел:
Плащ начал тлеть, а я не видел…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
Сынок! У мамы – нервы на пределе!
Смотрю, борзеет твой дружок!
Сначала курит он в твоей постели,
А там, глядишь, вонзит в тебя клинок!

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Харэ на филэ наезжать,
Мы сами сможем с ним определиться,
Кому чего когда во что вонзать.
И вообще, все было в зале,
Таис там с факелом плясала…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
Сынок!!! Таис – развратная гетера!
Плюс – афинянка, так что бди!
Небось поджог плаща был преднамерен!
Ты рядом с нею больше не сиди!

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Твои тревоги – просто смех,
Лишь с Птолемеем Таечка резвится,
Но завести умеет всех!
Она всего лишь танцевала,
Пока не загорелась зала…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
Сынок! Да ты – ну копия папаша!
Твои друзья – такие же хмыри!
Нажрались и глядят, как девка пляшет,
Терракт, поджог – вам все огнем гори!

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Отцом глаза мне не коли,
И на друзей моих не надо злиться:
Тот зал мы сами подожгли.
А как дворец огнем объяло,
Уже снаружи наблюдали…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
В глазах темнеет… Дайте валерьянки…
Лишаюсь чувств… Вот-вот отдам концы…
Да что же вы творите там на пьянках,
Что после них у вас горят дворцы?!

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
Поверь, твой сын не так-то плох.
Я тут спалил всего одну столицу,
Оставив персам две из трех.
Зачем им три? И двух довольно,
Как в Македонии привольной…
А в остальном, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!

О.:
ЦАРЬ АЛЕКСАНДР! Взяла себя я в руки.
Ну вот что, сын любезный мой!
Ты мне расскажешь ЛИЧНО, что за штуки
Ты там творишь. НЕМЕДЛЕННО ДОМОЙ!!!

А.:
Все хорошо, о мать моя, царица,
По дому очень я грущу,
Но не могу сейчас я возвратиться,
Причины ниже изложу:

Какого прерывать поход,
Когда пока что нам везет?
Пол-Азии в бараний рог
Скрутил твой любящий сынок,
И половиною второй
Заняться сын намерен твой.
Устали персы поминать
Тебя, ну, то есть, мою мать,
А мы их бьем по всем фронтам,
Они Персеполь сдали нам;
Нельзя такое не обмыть,
Мы стали праздновать и пить;
А я возьми да и скажи:
«Таис, пожалуйста, спляши!»
И так сплясала нам Таис,
Что все мы очень завелись,
Ну, а потом толкнула речь,
И речью всех смогла зажечь:
Мол, вольной Греции сыны
Всем персам отомстить должны…
А я смекнул: и правда, есть
За что творить святую месть,
А заодно и уточнить,
Что с нами лучше не шутить,
А заодно и указать,
КОГО царем царей считать;
И крикнул я: «Гетайры, ЖЖОМ!»,
И охватило зал огнем;
И весь дворец мы подожгли,
А там на улицу ушли;
Персеполь весь заполыхал,
Я под контролем все держал;
А тут Гефестион вопит:
«Да у тебя же плащ горит!»,
И плащ сорвал с моих он плеч…
Ну где ж застежку тут сберечь?!
Жаль твой подарок потерять,
Но где ж в золе ее искать?..
Вот так все это было, мам,
Как видишь, обошлось без драм.
Костер Персеполя теперь
Вселяет в персов дрожь, поверь,
А наши хвалят тот костер,
Хоть морды в пепле до сих пор.
Сейчас идем на Вавилон,
Меня давно заждался он,
А дальше – в Бактрии война,
А там и Индия видна…
Ну, в общем, мама, не горюй –
Сейчас домой вернусь я фиг!
Попробуй и меня понять…
(Ах да, давно хотел сказать:
Не надо к филэ письма слать:
Он мне дает их почитать.
И то, что я сейчас пишу,
Ему я тоже покажу).
Не бойся, мам, я тут не пью
И берегу себя в бою. совсем заврался
Целую, помню и люблю,
С письмом тебе подарки шлю.
Ну все, бегу! Меня ждет войско!
Царь Александр Македонский.

PS. И вообще, о мать моя, царица,
Все хорошо, все хорошо!



(c)тащено в logovojuni.diary.ru

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-05, 11:55 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Та самая миледи глазами классиков...

Миледи, свет моей жизни, огонь моих чресел. Грех мой, душа моя. Ми-ле-ди: кончик языка совершает путь в три шажка вниз по небу, чтобы на третьем толкнуться о зубы. Ми. Ле. Ди.
Она была Ми, просто Ми, по утрам, ростом в пять футов (без двух вершков и в одном носке). Она была Анна де Бейль в длинных штанах. Она была леди Кларик в школе. Она была баронесса Шеффилд на пунктире бланков. Но в моих объятьях она была всегда: Миледи.
Мы любили преждевременной любовью, отличавшейся тем неистовством, которое так часто разбивает жизнь зрелых людей. Я был крепкий паренек и выжил; но отрава осталась в ране, и вот я уже мужал в лоне нашей цивилизации, которая позволяет мужчине увлекаться девушкой шестнадцатилетней, но не девочкой двенадцатилетней.
(Набоков, «Невеста графа де ля Фер»)

А вот и другие классики...

Все тело Атоса было как бы разбито; смутно и темно на душе. Он положил локти на колена и подпёр обеими руками голову.
«Боже! – воскликнул он, – да неужели ж, неужели ж я в самом деле возьму меч, стану бить по голове, размозжу ей череп… буду скользить в липкой, тёплой крови и дрожать; прятаться, весь залитый кровью… с мечом… Господи, неужели?»
Мушкетёр дрожал как лист, говоря это.
— Да что же это я! – продолжал он, восклоняясь опять и как бы в глубоком изумлении. — Мне другое надо узнать, другое толкает меня под руки: мне надо узнать, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Тварь ли я дрожащая или право имею…
Иголка и нитки были у него уже давно приготовлены и лежали в столике, в бумажке. Что же касается петли, то это была бы очень ловкая его собственная выдумка, однако же петля назначалась для топора. Нельзя было таким образом по улице нести двуручный меч. А если под камзол спрятать, то все-таки концы бы торчали, что было бы приметно...
(Достоевский, "Наказание за преступления")


В одной из отдалённых улиц Парижа, в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом, снимал квартиру некогда граф, вдовец, окружённый многочисленными друзьями. Уйдя со службы в мушкетёрском полку, он выезжал редко и уединённо доживал последние годы своей скупой и скучающей старости. День его, нерадостный и ненастный, давно прошёл; но и вечер его был чернее ночи.
Из числа всей его челяди самым замечательным лицом был слуга Гримо, мужчина двенадцати вершков роста, сложенный богатырём и глухонемой от рожденья. Одарённый необычайной силой, он работал за четверых — дело спорилось в его руках, и весело было смотреть на него, когда он либо стрелял из аркебузы по гугенотам, либо, налегая огромными ладонями на рукоять кинжала, один, без помощи графа взрезывал упругую грудь гвардейца кардинала.
Была у Гримо собачонка, которая отчего-то страстно привязалась к Гримо и не отставала от него ни на шаг, все ходила за ним, повиливая хвостиком...
(Тургенев, "Собачья служба")


Констанция вышла замуж ранней весной 1633 года, и у ней в 1640 году было уже три дочери и один сын, которого она страстно желала и теперь сама кормила. Она пополнела и поширела, так что трудно было узнать в этой сильной матери прежнюю тонкую, подвижную Констанцию. Черты лица ее определились и имели выражение спокойной мягкости и ясности. В ее лице не было, как прежде, этого непрестанно горевшего огня оживления, составлявшего ее прелесть. Теперь часто видно было одно ее лицо и тело, а души вовсе не было видно. Видна была одна сильная, красивая и плодовитая самка. Очень редко зажигался в ней теперь прежний огонь. Это бывало только тогда, когда, как теперь, возвращался муж, когда выздоравливал ребенок или когда она с Анной Австрийской вспоминала о Д'Артаньяне (с мужем она, предполагая, что он ревнует ее к памяти Д'Артаньяна, никогда не говорила о нем).
Констанция до такой степени опустилась, что ее костюмы, ее прическа, ее невпопад сказанные слова, ее ревность — она ревновала к миледи Винтер, к служанке Кэтти, ко всякой красивой и некрасивой женщине — были обычным предметом шуток всех ее близких. Общее мнение было то, что Портос был под башмаком своей жены, и действительно это было так. С самых первых дней их супружества Констанция заявила свои требования. Портос удивился очень этому совершенно новому для него воззрению жены, состоящему в том, что каждая минута его жизни принадлежит ей и семье; Портос удивился требованиям своей жены, но был польщен ими и подчинился им.
(Толстой, "Война и мир Людовика XIII")


Иностранец вежливо снял шляпу, и слугам кардинала ничего не оставалось, как приподняться и раскланяться.
«Нет, скорее испанец...» — подумала миледи.
«Поляк?..» — подумал Рошфор.
Необходимо добавить, что на графа иностранец с первых же слов произвел отвратительное впечатление, а миледи скорее понравился, то есть не то чтобы понравился, а... как бы выразиться... заинтересовал, что ли.
— Разрешите мне присесть? — вежливо попросил иностранец, и шпионы как-то невольно раздвинулись; иностранец ловко уселся между ними и тотчас вступил в разговор.
— Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.
«Какая-то нелепая постановка вопроса...» — помыслила миледи и возразила:
— Ну, здесь уж есть преувеличение. Сегодняшний вечер мне известен более или менее точно. Само собой разумеется, что, если со стены монастыря кармелиток мне свалится на голову кирпич...
— Кирпич ни с того ни с сего, — внушительно перебил неизвестный, — никому и никогда на голову не свалится. В частности же, уверяю вас, вам он ни в коем случае не угрожает. Вы умрёте другой смертью.
— Может быть, вы знаете, какой именно? — с совершенно естественной иронией осведомилась миледи, вовлекаясь в какой-то действительно нелепый разговор, — и скажете мне?
— Охотно, — отозвался незнакомец. Он смерил миледи взглядом, как будто собирался сшить ей платье, сквозь зубы пробормотал что-то — и громко и радостно объявил: — Вам отрежут голову!
(Булгаков, "Наследник Маргариты")


Ну и для любителей фантастики:

- Я убежден, это — ваша задача, миледи. Если вы не справитесь с ней, значит, не справится никто. Для женщин настала пора уйти от своих мирных очагов и сотрясать крепости и советы Мудрых. Кто из нас мог предвидеть это? А ведь если Мудрые действительно мудры, они должны были бы предвидеть этот час.
— Но вы же не отправите её одну, Ваше преосвященство?! — крикнул Рошфор, выскакивая из неприметного уголка, куда забился в самом начале.
— Как можно! — с улыбкой ответил Ришельё, обратясь к нему. — Вы-то обязательно пойдете с ней. Мы уже убедились: разлучить вас не может даже Тайный Совет, куда вас, граф, не приглашали.
— Рошфор сильно покраснел и сел, бормоча под нос:
— Ну и в переделку мы с вами попали, миледи.
— Вдогонку за вами поедут восемь всадников, чтобы помешать вашей миссии, — предупредил кардинал. — Но вы во что бы то ни стало должны доставить Подвески Всевластья ко мне в Париж.
(Толкиен, "Властелин Подвесок")


Кардинал Ришельё пощупал бритый подбородок.
– Студно туково, – задумчиво сказал он.
Герцог Бэкингем пожал плечами.
– Таков наш примар. С нами габузиться для вашего оглода не сростно. По габарям?
– По габарям, – решительно сказал министр Людовика XIII.
– И пей круг, – произнес Бэкингем, поднимаясь.
Д'Артаньян, оторопело слушавший эту галиматью, обнаружил на лице Бэкингема пушистые усы и острую седую бородку. Настоящий придворный времен прошлого регентства.
– Приятно было побеседовать, – сказал Бэкингем.
Ришельё тоже встал.
– Беседа с вами доставила мне огромное удовольствие, – сказал он. – Я впервые вижу такого умного человека, как вы, почтенный…
– Я тоже, – скучным голосом сказал Бэкингем. – Я тоже поражаюсь и горжусь мудростью первого министра вашего королевства.
Все было ясно. Пауки договорились. Д'Артаньян встал и, наступая на чьи-то ноги, начал пробираться обратно к выходу из лиловых покоев.
(АБС, "Трудно быть мушкетером")


(c)тащено у antoin

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20-05, 22:19 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
История по-голливудски

Погуляв у весталок в притоне,
Как в Афинах велось испокон,
В златотканом пурпурном хитоне
Шел по форуму конунг Саргон.

Шел, в кармане баллисту сжимая,
Из караса хлебая нектар,
И блондинки из племени майя
Тщетно звали его в лупанар.

Шел, на капища Кришны глазея,
На Биг-Бен, утопавший в цветах,
Посидел полчаса в Колизее
Посмотреть, как там нынче Спартак.

Помолясь в синагоге Амону,
На клепсидру взглянув невзначай,
Он вошел в зиккурат фараона,
Дав визирю сестерций на чай.

Ойкумены решаются судьбы,
Но война для властителей - спорт!
Не отдаст фараон Монтесума
Без борьбы стольный град Геллеспонт.

"Ну теперь-то проклятым арийцам,
Добровольным агентам Москвы,
За Великой Стеной не укрыться!" -
Рявкнул конунг. Иду, мол, на вы!

Перепуганы гейши в гареме,
Евнух бьет, надрываясь, в набат,
Храбрый конунг направил трирему
На столицу свою - Ашхабад.

Ожидает Афины осада,
Страхом души квиритов полны,
И вещает с амвона Кассандра
О начале Столетней войны.



(c)тащено у scholar_vit

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20-05, 22:47 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
:wink: :wink: :wink: И не только по голивудски. На экзаменах еще не то услышать можно :lol:

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23-05, 09:45 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Программе "Смак" посвящается

Когда-то я входил в однерку лучших певцов,
Теперь учу готовить народ.
Сегодня научу варить крутое яйцо
И составлять крутой бутерброд.

Но прежде чем готовить ты проверь свой карман,
Быть может, там есть деньги сейчас?
Не стоит и пытаться обогнать ресторан -
Пусть лучше он покормит всех нас.
Я там всегда и ем - это класс.

Один мой друг, он жарил лук, он плавил сырок,
И вот в один из солнечных дней
Попробовал на зуб свой самодельный пирог -
Пирог оказался прочней...

Ну что ж, не огорчайся, значит жребий таков.
Пустяк потеря, зуб - не нога.
Вообще-то у людей довольно много зубов -
На целых тридцать два пирога,
Потом еще вставных до фига...

Другой мой друг поставил вдруг в духовку гуся,
Но видит - все бутылки пусты.
Ушел за пивом и вернулся, пиво неся -
Ни дома, ни гуся, ни плиты.

Он выстроил шалаш, недавно мимо иду -
Гляжу - плетет четвертый этаж.
Не стоит затевать готовить дома еду -
Пусть лучше это будет гараж,
Желательно конечно не наш.

Я много раз готовил, только пусто во рту
И дымом вся квартира полна.
Не стоит напрягаться и готовить еду -
Пускай ее готовит жена:
Для этого она и нужна...
Для этого она и нужна...
Для этого она и нужна...


(с)Ллео

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-06, 14:17 
Не в сети
Госадмин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:34
Сообщения: 8136
Доктор Хаус, 6 сезон, 1 серия.
Tags: стеб
Сперто пиратами прямо со съемок серии. Выложено на ю-туб без монтажа, кто скачал – сам себе злобный аппендикс.

Пролог.
Большое маковое поле, по нему скачет маленькая глухонемая девочка и, напевно мыча, собирает цветочки. Светит солнце, в листве поют птички, на заднем плане виден кинооператор в засаде.
На солнце находит тучка, девочка недоуменно поднимает голову, закатывает глаза, падает и начинает биться в конвульсиях. Из кустов к ней на помощь мчится голая мать, ее любовник и медведь-вуайерист.

Титры. Доктор Хаус и Ка. отважно шагают по больничным коридорам на помощь пациентам, чтобы либо исцелить их, либо отправить их в рай святыми мучениками.

Действие.
Доктор Кадди:
- Хауз, у меня есть для вас дело! Маленькая глухонемая девочка неожиданно потеряла сознание, правый сандалик, левую почку, кусок печени, и вообще, похоже, вот-вот загнется непонятно от чего.

Голос режиссера на заднем плане:
- Где медицинский консультант? Консультант где, я спрашиваю?

Голос помощника:
- Сбежал, скотина!!! Уже пятый за сезон!!!

Голос режиссера:
- Как пятый?! Это же только первая серия!!!

Голос помощника:
- А остальным четырем мы сдуру давали прочитать сценарий до съемки.

Голос режиссера:
- Так, срочно найти нового консультанта! Пока снимаем так, тем более что по сюжету сейчас все равно угадайка!

Кабинет Хауса, все сидят думают.

Хауз:
- Если считать что глухонемая это тоже симптом… у кого есть идеи?

№ 13:
- А если считать, что она и глухая, и немая – это целых два симптома!

Хаус (пишет на доске)
- Замечательно! Сделайте ей ЭКГ, ХРУ, ЮЭКЫРК, тест на беременность и клизму. И спросите у ее мамы, перестала ли она пить коньяк по утрам. Это может быть абстинентный синдром.

Доктор Тауб:
- Но при чем тут девочка?!

Хаус:
- Тупицы! Коньяк легко проникает в грудное молоко.

Доктор Форман:
- Но девочке уже десять лет, мать давно перестала кормить ее грудью!

Хаус:
- Все лгут. Она может быть рожанопоклонницей и кормить ее тайно в туалете.

Голос помощника:
- Увы, ни одного консультанта в радиусе пяти миль не обнаружено – все в курсе, что у нас тут съемки! Я даже сбегал в ближайшую поликлинику, но врачи забаррикадировались изнутри и стали обстреливать меня баночками с анализами.

Голос режиссера:
- Надо было предложить им двойную плату!

Голос помощника:
- Я предложил. Но тогда они перешли на утки. Зато я купил в книжном популярную медицинскую энциклопедию, смотрите какие слова красивые: атеросклероз, свиная мегалопневмония, лимфокомонуклеарный полицистоартрит…

Голос режиссера:
- Прекрасно! Срочно найдите там болезнь, которая сопровождается конвульсиями, отказом печени, отвалом почек, глухотой, немотой и чем-нибудь еще, что проявится после клизмы! А мы пока дальше поснимаем!

Палата девочки. Девочка лежит на последи, вся облепленная проводами, бледная и жалкая. Рядом кусает платок ее мать, снаружи за стеклянной дверью мнутся растерянные любовник и медведь.
Хаус, проходя мимо:
- Они тут неспроста! Поглядите, как они воровато переглядываются!

Доктор Тауб, с блокнотом наготове:
- Это симптом???

Хаус:
- Это диагноз.

Вилсон:
- Кстати, Хауз, почему вы не в психушке?! Я же лично вас туда отвез и подпер дверь снаружи поленом!

Хаус:
- Я и там всех довел. Психиатры скинулись и заплатили мне целый мешок викодина, лишь бы никогда меня больше не видеть!

Голос помощника:
- Мы все перелистали – подходит только волчанка!

Голос режиссера:
- Волчанка уже была!

Голос помощника:
- А я что, виноват, что это единственная хрень, которая бывает у всех всегда и под все подходит???

Голос уставшего и задолбавшегося оператора:
- А давайте это будут глисты!

Голос помощника, недоуменно:
- Но при глистах таких симптомов нет!

Голос оператора:
- А это будут нетипичные глисты с нетипичным проявлением! Они заползли в печень, мозг, почки, глаза и зубы, потому что у девочки понижен иммунитет в связи с приемом контрацептивов!

Голос режиссера:
- Но зачем она их принимает?!

Голос оператора, вдохновенно:
- Бережет честь смолоду!

Голос помощника:
- А почему она тогда глухонемая?!

Голос оператора:
- А просто так, должен же среди этих роялей быть хоть один куст!

Голос режиссера, окрепший и бодрый:
- Так, снимаем врезку из прошлого – как все на самом деле было!!!

Врезка из прошлого. Маленькая глухонемая девочка весело скачет по полю и случайно вступает в чью-то какашку.

Маленькая глухонемая девочка:
- Бля!!!

Голос режиссера:
- Это реквизит, дура!

Маленькая глухонемая девочка:
- А выглядит как настоящее! И вообще я смазливый мальчик Федя, меня статистом на день наняли!

Голос режиссера, с нажимом:
- Конечно, настоящее, чего мелочиться?! У нас слава богу с бюджетом проблем нет, зрители эту лапшу шестой год хавают и добавки просят!

Маленькая глухонемая девочка:
- То лапша, а то го… реквизит!

Голос режиссера:
- Вот что, Федя, войди в роль и заткнись! Ты у нас актер или как?! Мелом Гибсоном хочешь стать? Или Арнольдом Шварценеггером?

Маленькая глухонемая девочка:
- Ыгы-гы.

Голос режиссера:
- Так, дубль два! Принесите запасной реквизит, как удачно, что мы с утра пять штук заготовили! Пошла, девочка, пошла! Итак, Маленькая глухонемая девочка весело скачет по полю и случайно вступает в чью-то какашку.

Маленькая глухонемая девочка, обреченно:
- Чвяк!

Голос режиссера:
-…наклоняется и удивленно тыкает ее пальцем…

Маленькая глухонемая девочка:
-?!!!

Голос режиссера:
- Наклоняйся, Федя – Шварценеггером будешь!

Маленькая глухонемая девочка, зажмуриваясь:
- Тык.

Голос режиссера:
- …тыкает ее пальцем, подносит ко рту и…

Маленькая глухонемая девочка:
- Вээээ! Да идите вы к черту, я лучше в Макдоналдс работать пойду, там это дерьмо хоть пробовать не заставляют!

Голос оператора, примиряющее:
- Давайте это будут глисты которые проникают сквозь кожу! А мы потом еще кусок доснимем, где у нее этот палец разносит и отваливается, это тоже будет симптом!

Голос режиссера:
- Замечательная идея! Где у нас компьютерная врезка с глистами???

Голос монтажера:
- Но мы врезаем ее уже пятый раз!

Голос режиссера:
- Вот именно, теперь зрители точно уверены, что глисты выглядят именно так! Не будем их разочаровывать!

На экране появляется огромный реквизитный белый глист неопределенного вида, извивающийся в реквизитном кишечнике.

Хаус, торжествующе:
- Я, как всегда, был прав!! Это оказался медвежий пальцевый подцепень, девочка подцепила его от медведя-вуайериста! После хорошей дозы глистогонного из малышки вышло пять кило червей и теперь она совершенно здорова! Правда, теперь ей предстоит долгий восстановительный период после всех наших обследований.

Медведь, смущенно:
- Ну дык… Это чего, теперь и мне лечиться надо?!

Любовник матери девочки, в ужасе:
- И мне?!!!

Хаус, торжествующе:
- Я так и знал!!!

Мать девочки, горько плача от открывшейся ей правды, уходит в закат.

Голос режиссера:
- Так!!! Почему у нас в этой серии нет психологизма между героями?!

Голос оператора:
- Ну давайте Хауc Кадди за грудь ущипнет. Только не сильно, а то опять, как в прошлый раз, реквизитный силикон лопнет!

Голос помощника,
- А давайте Вилсона?! Это свежо! Это придаст шестому сезону интриги!

Хаус (щиплет).

Вилсон:
- Ой! Ах ты, проказник!

Голос режиссера, озадаченно:
- В сценарии этого не было!

Вилсон, кокетливо:
- Теперь будет, а иначе я не подпишу контракт на седьмой сезон!!!

Крупным планом лицо Хауса на весь экран, преисполенное неподдельного ужаса – Хью Лори уже подписался на весь сезон и взял деньги вперед.

Титры.

(c) Volha

_________________
Не дождетесь!!
Клипы АЛ http://oshyl.mylivepage.ru/file/index
Голимый постмодернист
На берегу реки сидел пьяный Змей Горыныч и пел хором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04-07, 13:53 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
В траве сидел Кузнечик.

Сцена Первая.

На сцене густо насажена трава. В траве валяются большие неприятного вида козявки.

Ведущий: В траве сидел Кузнечик...
(ничего не происходит)

Ведущий (громче, с раздражением): В траве СИДЕЛ КУЗНЕЧИК !!!

На сцены из-за кулис выходит обкуреный Кузнечик в полосатой робе и садится в траву.

Ведущий (кивая): Совсем как огуречик \ Зелененький он был.

Выходит рабочий сцены с подносом в руках. На подносе лежит малосольный огуречик. Продемонстрировав его всем, чтобы ни у кого не возникало сомнений в идентичности цвета огуречика и Кузнечикова лица, рабочий уходит за кулисы.

Ведущий: Он ел одну лишь травку...

Кузнечик вытаращивает глаза и смотрит на Ведущего как на идиота.

Ведущий (показывая Кузнечику жестами, что в сценарии так и написано): Он ЕЛ одну лишь ТРАВКУ!

Кузнечик, насупившись, достает из кармана косяк, расковыривает его и с угрюмым видом пережёвывает.

Ведущий: Не трогал ни козявку...

Кузнечик с неприкаяным видом бродит по сцене, старательно бочком обходя лежащие там и сям козявки.

Ведущий: И с мухами дружил!

На сцену выскакивает хор мух; все дружат и поют.

Сцена вторая. Те же без мух.

Ведущий: Но вот пришла Лягушка!

На сцену выходит Лягушка.

Ведущий: Но вот пришла Лягушка!

На сцену выходит еще одна Лягушка.

Ведущий: Прожорливое брюшко!

На сцену выходит Прожорливое Брюшко.

Ведущий: И съела кузнеца!

Двое рабочих сцены выводят под руки здоровенного Кузнеца с молотом; Лягушки 1 и 2 некоторое время спорят с Прожорливым Брюшком, после чего бросают жребий, и одна из Лягушек, судорожно глотая, съедает Кузнеца. Остальные проглатывают рабочих сцены.

На сцену выскакивает хор мух, все водят хоровод вокруг Кузнечика и поют хором:
Не думал, не гадал он,
Никак не ожидал он
Такого вот конца!

На сцену выбегает вконец офигевшая Лиса и показывает, какого именно конца.

Занавес.


(с)Бормор

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24-07, 09:11 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Как ныне Олег и его Мэри Сья

Как ныне сбирается вещий Олег
отмщать неразумным хазарам
(и половцам тоже, за прошлый набег,
а также, конечно, татарам,
и, если чего, на обратном пути
у турок и греков мошну потрясти).
С дружиной своей, в цареградской броне
князь по полю едет на верном коне.

И шепчутся воины: "Ох, не уйти
хазарам от княжьего гнева,
ведь рядом с Олегом - правее гляди -
гарцует прекрасная дева:
Двуручный прицеплен на талии меч
и лук робингудов торчит из-за плеч.

Она обожает в походы ходить,
ей ратная слава - отрада.
Она с малолетства мечтала прибить
свой щит на врата Цареграда,
Эльбрус покорить, переплыть Геллеспонт...
Такую не взять на дешевенький понт!

Под тонкой кольчугою перси ея
вздымаются, будто цунами,
и взор ее тверд, будто жало копья,
и кудри до полу волнами,
и всякий при виде такой красоты
ее уволочь возмечтает в кусты".

Однажды Олег выезжал со двора,
с ним Игорь, дружина и гости,
и видят - на холме, у брега Днепра
лежат благородные кости.
"Отличное место, чтоб стать на ночлег!" -
Пейзаж обозрев, подытожил Олег.

До вечера князь на пригорке кутил
под нудные песни Бояна,
о Пушкине вспомнил, на череп ступил
и пнул его, видимо, спьяну,
А в черепе этом гадюка жила
и наглости княжьей стерпеть не могла:

Как вцепится в ногу - короче, кранты,
и смерть над Олегом склонилась,
но рог загудел, затрещали кусты,
и дева из них появилась
(как нежно в рассветном дрожал ветерке
диплом медицинский в прекрасной руке!).

Командуя бражникам: "Скальпель! Зажим!",
над раной трудилась до ночи,
и князь, что дотоле лежал недвижим,
отверз помутненные очи.
- Как звать тебя, девица? - Марьей, мусью.
- Ах, Марья, мон шер! Жевузем! Ай лав ю!

...Ковши круговые, запенясь, шипят
на свадьбе веселой Олега.
Князь Игорь и Ольга, надувшись, сидят
вдвоем у днепровского брега:
опять обломился престол на корню!..
Но я их за это, друзья, не виню.



(c) the_mockturtle

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 27-07, 12:07 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Пастораль.

Граф тихо курил, наблюдая как крепостные забивают козла. «Надо б им домино купить. А то ить никакого скотного двора не хватит..»
- Граф, а вы знаете, что одна сигарета сокращает вашу жизнь на 5 минут? – нарушила тишину графиня.
- Афигеть. Это что же – я без пяти восемь помру? – удивился граф.
- Без десяти. Вы уже вторую курите. Все курите и курите.
- А что делать? Водки не хочется. Курю вот себе. Закатом любуюсь. Об Отечестве думаю. – об Отечестве граф говорил с невыразимой нежностью – Икает теперь, небось.
- Кто икает? – не поняла собеседница
- Отечество. Я ж о нем думаю. И еще кое о ком думаю... И не скажу вам, чтоб не смущать вас.
- Обо мне? – зардевшись спросила графиня. – Неужто обо мне?
- Вот еще. О муже вашем. Ох и набьет он мне когда-нибудь лицо. Если узнает обо всем, что между нами было.
- Так между нами же не было еще ничего. О чем вы?
- Не было. Да разве вашему солдафону объяснишь? Хам он и никто больше. Ничего святого за душой. Давеча в борделе спрашивал есть ли у Папы Римского дочь и сколько приданного за ней дают.
- А вы с ним по борделям ходите?! – графиня занесла руку для пощечины.
- Спичек заходили попросить. – выкрутился граф. – Прекратите это мещанство. Хлопать дворьянина по уху – мещанство и есть. Кто вас только воспитывал? В Париже, например, уже давным-давно никто никого по мордасам не бьет.
- Цивилизованная страна.. – вздохнула графиня – Не то что наша. А давайте с вами в камень-ножницы-бумага поиграем?
- Не люблю я игры этой. Папенька мой в нее имение продул. Давайте лучше поиграем, мильпардон за выражение, в очко?
- В Джек Дэниельс???!! - графиня захлопала в ладоши
- В Блэк Джек. Экая вы право, сельская..

А потом они пили чай и с интересом наблюдали как козел гоняет по двору крепостных.

Пастораль -2.

Снег, уже который час, белым ковром пытался укрыть запустение. Графиня манерно зевнула и обратилась к Графу:
- Граф, а вы знаете, я благодарна Колумбу за то, что он завез к нам картофель. Ну что бы мы ели зимой?
- Не знаю я, сударыня никакого Колумба. - Граф был снисходителен к дамским бредням - Знаю только, что картофель завез к нам Матвей Ильич. Экий, вынужден я вам доложить, шельма. Божится, что без нитратов картофель. А на картошке нитраты невооруженным взглядом видно. Шевелятся ажно. На картошку глянешь, а на ней, на мундире - шевеленье нитратов.
- Разве ж нитраты - живые? Это ж химикалии вроде? - подивилась Графиня.
- А хоть бы и химикалии! - возразил Граф - Импортные химикалии-то! Те живехонькие, шустрые. Шасть туда, шасть сюда - нитратят. Эт наши химикалии сиднем сидят. Сядут и сидят себе цельный день напролет. Все наша лень рассейская. Лень и недвижность. А еще боремся за звание страны образцовой культуры быта.
Граф сплюнул на бегонию и остервенело закурил.
- Да полноте вам, Граф. - успокоила Графиня - Сами-то хороши. Вона после дня рожденья своего лежмя лежали. Три дня. Активности в вас - как в студентках-медичках целомудрия. Сами-то чего делаете?
- Да я.. Да я - у Графа от возмущения дар речи куда-то отошел ненадолго - Да я вчера на каруселях!! Часа три!! Двух коней загнал!! А денег? Денег сколь ухайдакал? Все на поддержание формы! Все буквально!
- Хех! Карусели, качели.. Да какое ж в этом благородство? Не осталось благородства совсем. Уж боле.
- Да во мне благородства как в рысаке орловском! - кричал Граф - Да я вчера, если хотите знать , с помещиком Семярихиным стрелялся!
- Из-за дамы, я надеюсь? - уточнила Графиня
- Казел он! - закричал Граф - Казел и все тут!! Такого какая дама к себе подпустит? Вот и стрелялись! Я ему шапку прострелил, а он мне фалду.
- Фиии!! - протянула Графиня, отставив мизинчик - Фалду-ууу? Фалда же сзади! Вы спиной повернулись в смерти?!
- Это когда фрак по размеру - фалда сзади.- защищался Граф - А когда фрак икс-икс-эль, на восемь размеров больше - фалда везде!
- Полноте вам, граф, кипятится. - примирительно сказала Графиня - Чем закончилось-то? Примирились хоть?
- Примирились, конечно - опять сплюнул в бегонию Граф - Потом уже. Когда секундантам морду били.
- А пойдемьте-ка, Граф , с вами в 69 поиграем абы время убить? - предложила Графиня.
- Не в 69, матушка... В 66, провинциальная вы моя! - покраснел граф.


Пастораль. Женский день

- Вы позволите, голубушка? – Граф галантно наклонился к Графине и вновь облил ее горячим кофе.
- Ай! Сударь, да сколько ж можно? – вскочила Графиня. – На мне же уже живого места нет. Издеваетесь вы, право. Хоть и граф.
- Помилуйте, Анна Афанасьевна. – сконфузился Граф. – Привычки же никакой. Вот и неуклюже выходит все. Ну вы тоже хороши. Нет чтоб порыв оценить. Вот так и гибнут позитивные начинания.
- Порыв!!! Я оценила порыв. Первые три чашки – оценены. Но на мне уже пять чашек кофея, а внутри всего половина. Это кошмар просто какой-то.
- Что поделаешь, дражайшая. – вздохнул Граф. – День такой. По новомодному обычаю, нонче мужчины должны еду не только дамам, но и бабам подавать. А в доме у меня из мужской обслуги – Васька-конюх только. И тот пятого дня запил и валяется невесть где. А кухарка с горничной – бабы. Невозможно их заставить. День такой.
- Кстати... – смущенно заурчала животом Графиня. – Я бы поела, ваше сиятельство. Вот еже-ей поела бы. Вот прям без церемоний бы всяких.
- Дунька! Пожраа... – закричал было Граф, но осекся и вздохнул. - А нельзя, матушка. Нельзя. Ибо Дунька – баба. Нельзя ей к плите сегодня. Розгами отогнал сегодня бабу неразумную. И ведь кричу ей: «Твой день сегодня, дура! Нельзя! Сегодня мужчины у плиты!». Не понимает, плачет только, да тюльпан подаренный жует. До чего ж темная баба. А в доме – шаром покати. Из готового – только масло есть. Сам проверял. Дуньке розог всыпал опять же за то, что запасу никакого. Хлеба даже не пекли ведь.

- А может в ресторацию? – подмигнула Графиня.
- На чем? – хмыкнул Граф. – Васьки ж, подлеца такого, нет уже который день. А своего вы отпустили невесть зачем.
- Так сами и сготовили бы. – топнула ножкой Графиня. – Раз уж день такой.
- Так ведь первый раз день такой. – удрученно сказал Граф. – Непривычно, матушка. Что сумел – сготовил. Себе, бабам из прислуги. Радовались подлые. Еще бы – барин сам готовит.
- Что ж вы приготовили, умелец? – всплеснула руками Графиня.
- А кофеек вот. Вы позволите? – вскочил Граф и облил Графиню кофе.
- Охх. – вздохнула Графиня и задумчиво куснула тюльпан. – Что ж не сидится суфражисткам-то этим? Понавыдумывают дней каких-то.
- Угу. – кивнул Граф. – А манкировать нельзя. Скажут – ретроград, то-се.
- Куда катится этот мир? – вздохнула Графиня и вдруг засмеялась, указывая на окно . – Глядите, глядите, граф!! Что это делает ваша Дунька? Потешная такая.
- Это ее, душа моя, дурнит-с. – хихикнул Граф. – Она ж весь день, окромя кофея, ничего не ела. А у простой бабы организм к культурным напиткам непривычный. То ли дело у вас.
- А кстати... А то, граф, может водочки? – осенило Графиню. – А за огурчиком да капусткой вы в погреб запросто и сбегаете. А?
- А что? – вскинулся Граф. – Это я запросто сейчас... Это мы мигом.
- Беспомощные совсем. – прошептала Графиня, наблюдая как Граф бежит к погребу. – Без нас помрут совсем.
Из погреба раздалось испуганное мычание, звон посуды и яростный крик Графа:
- Васька! Ах ты подлец!!! Я тебе покажу как хозяйскую водку пить! Сссволочь! Вот взял моду – в женский день в погребе прятаться!


(с)тащено у frumich

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 27-07, 12:22 
Не в сети
VIP в агентуре маркиза д'Арни
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:09
Сообщения: 8135
Откуда: Москва. Кремль.
:lol:

_________________
Изображение

Все чудесатее и страньшее ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 516 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 26  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB