Адъютанты любви

мы не лечим болезнь, мы делаем ее приятной
Текущее время: 23-11, 13:40

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 516 ]  На страницу Пред.  1 ... 21, 22, 23, 24, 25, 26  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 09-10, 23:28 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15760
Из школьных сочинений....

Царевна открыла глаза, открыла крышку гроба, встала и кинулась на плечи Елисею...

Тургенев приводит своего героя к нелепой смерти, с которой начинается выздоровление Базарова как личности.

В "Грозе" кульминацией является "сцена с ключом". В этой сцене Борис дает Катерине ключ от своей квартиры и подвигает ее к измене мужу.

В Летнем саду стоит памятник. На вершине памятника сидит Иван Андреевич Крылов.

Павел Петрович себя баловал, женщины сходили по нему с ума, и его никогда не было дома.

Человечество (после Базарова) восприняло эту идею и начало экспериментировать над природой: были выведены гибриды и клопы.

Молодежь легко покидает отеческие гробы.

Многие писатели, восполняя потребность читателя в нецензурной брани, злоупотребляют ей ради заработка.

Вопрос: Расскажите о подвиге писателя-революционера Радищева. Ответ: Радищев закончил свою жизнь самоубийством.

Раскольников не хочет стать подлинным Наполеоном, он хочет стать добрым русским Наполеоном.

В горах стоял монастырь. В нем жили мцыри. Одна мцырь убежала…

Изложение "Встреча Пущина и Пушкина в Михайловском": Пушкин не изменился, он только оброс барбекудами. Тут вошла старая женщина, а мы оба в таком отвратительном виде: один - голый, а другой - в шубе. Пущин не растерялся, он обнял и няню.

Чайка - птица метаморфозная.

Теперь на личность можно кричать.

Пастернак, как никто другой, нуждается в том, чтобы "его вскрывали".

Всех охватывает страшная пляска до упаду.

Судьбу можно узнать по-разному. Самый простой способ - это дождаться нужных событий.

Догнать и перегнать Америку!" - лозунг СССР конца 18 - начала 19 вв.

Ряды однородных членов и просто однородные члены делают текст очень пышным и насыщенным.

Автор не использует сложных, запутанных слов. Лексические повторы делают текст подвластным любому читателю.

Санкт-Петербург и есть то место, где обитает множество бандитов как плохих, так и хороших.

В конце своего рассуждения автор говорит о том, что давайте поможем бандитам, но не факт, что мы все доживем.

А у нас подростки разговаривают на телевизионном жаргоне.

С точки зрения автора, хорошие и нехорошие бандиты не должны друг другу помогать, а милиция не должна вмешиваться в их проблемы.

Многие из-за любви забывают экзамены, а кого-то увольняют с работы.

Авторы вроде Гоголя перехватили тему и добавили свои труды в мировую литературу.

Какие порывы и аспекты выделяются в человеке в минуты неописуемого блаженства?

Пушкин возбудил всех писателей.

Униженные и оскорбленные герои, они играют определенную роль в рассказе и ничего с этим сделать не могут, такова их судьба, их надо презирать и унижать.

Некоторые писали, может, и нравственное творчество, но некоторые писали книги не ради карьеры, но и ради денег, да и в XIX веке писать особо не очом.

Доза какаина.

Это придает рассказу живности.

Автор текста так хочет вонзить в каждого человека чувства и милосердие.

Пушкин оставил в литературе большие буквы.

Автор выражает свои мысли под средством собственных рассуждений.

В таком темпе мы вымрем лет через 100-200, если не перебьем друг друга.

Разве можно найти человека, равнодушного к запаху сирени, к запаху заячьих лапок на хрустящем снегу?

Этот текст заставил меня задуматься о природе. Хочется вступить в гармонию с ней.

Чиновники следуют только плану и зову своего кошелька.

Природа омолаживает человека изнутри.

Все мы хотим забыть о том, что мы прогрессивные люди и слиться с зеленью.

Даже легкое упоминание этих слов создает состояние усталости.

Для покоя и комфорта люди селятся на виллах и в палатках.

Отрывок пресыщен сложными синтаксическими конструкциями.

Автор в сочетании с аргументами использует некоторые тропы.

Шумный переулок противопоставлялся метафорам.

Нуждаемся ли в окружающей среде?

Прочитав данный текст, на меня нашло чувство патриотизма.

Автор пользуется повтором слова Кавказ, чтобы навеять на нас состояние покоя, ведь Кавказ –это курорт, а курорт – это романтика.

О великий и могучий, русский язык! Нибудь тебя...

...я согласна с довыдом...

Несколько ловких оборотов делают текст гармоничным.

...использует риторические восклицания. Которые не подлежат вторичному обсуждению.

Надо говорить человеку о своей любви, но делать это так, чтобы человек не ослеп.

Автор непринужденно орудует экспрессивной лексикой.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 11-10, 19:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Птица счастья - она такая птица! :razz:
http://www.youtube.com/watch?v=yKUWmn6FyPA


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 18-10, 13:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
СТРАШНО ДАЛЕКИ ОНИ ОТ НАРОДА

ПРИНЦЕССА…

Это было давно. Говорила принцесса
Жениху: «Быть нам вместе, коль вы до весны
Привезете мне из Бабельсбергского леса
Молодильную шишку с гвинейской сосны.

К той сосне нужно плыть через море и лаву,
Залезать на заборы, и прыгать с мостов.
Ту сосну охраняет хомяк семиглавый –
Он сожрал уже сто пятьдесят женихов.

Мой герой, вот вам сабля дамасской работы.
Одолейте судьбу, хомяка и грозу!
Привезите мне шишку – уж больно охота!»
Улыбнулся жених, и сказал: «Привезу».

Но лишь только он вышел от девы прекрасной,
Как взбесившийся буйвол его забодал.
Это было давно, далеко и ужасно.
И об этом никто не узнал.
Никогда.

КОРОЛЬ ФИЛИПП И ДЕВИЦА

Как-то утром, возле Шартра проезжая,
Повстречал король Филипп одну девицу
И сказал ей: «О, девица молодая!
Предлагаю нам взаимно насладиться!»

А она ему ответила на это:
«Сир, не нужно так резвиться спозаранку».
Но король не слушал доброго совета,
К сеновалу увлекая поселянку.

А ее законный муж, кузнец матерый,
В это время вылезал из сеновала.
И настал момент истории, в который
Королевство чуть республикой не стало:

Сей мужик, не зная правил поединка,
Гнал монарха аж до самого Версаля.
С той поры все члены рода Капетингов
Заикались и поносами страдали.

© 1994 Игорь Сосна


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 25-10, 19:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
КАК СЕБЯ ВЕСТИ ПРИ ВСТРЕЧЕ С ПРЕЗИДЕНТОМ

Школа выживания

Президент — хищник матёрый. Нет ничего удивительного в том, что он чувствует себя хозяином на своей территории, помеченной охранниками и пограничниками. Зарубите себе на носу, что законопослушный гражданин – всегда гость на территории президента.

Поэтому людям, забравшимся в самый глухой центр московских буреломов и заметившим на своём пути московский Кремль (берлогу президента), нужно отойти как можно дальше, желательно к вокзалу, сеть на поезд и уехать.

Президент — существо осторожное, и чаще всего он избегает встречи с человеком на улице, в лесу или в метро. Чаще всего, но не всегда. Не советуем вам стоять на пути президента в период поиска им новой самки. Мягкотелого противника президент разорвёт в клочья за какие-то секунды, с жилистым и жёстким соперником ему придётся повозиться, но в любом случае результат будет один.

Но что же делать, если вы всё-таки столкнулись с президентом нос к носу, а у вас нет при себе даже газового баллончика? Залезать на дерево или столб бессмысленно. Вы только испачкаете и порвёте одежду. Надо было залезть на дерево или столб заранее. Возможно, тогда президент со своей стаей прошёл бы мимо, не причинив вам вреда.

Но поскольку время для отступления упущено, попробуйте прикинуться президентским охранником. Зорко оглядывайтесь по сторонам, оттесняйте от президента людей, животных, кусты.

Ни к коем случае в присутствии президента не следует делать резких политических движений и заявлений. Рассказы о том, что президент боится острых вопросов — это распространённый миф. От острых вопросов президент становится на дыбы и звереет. Если же вы при этом будете скалить зубы и активно жестикулировать, это приведёт президента в бешенство, и он повысит какие-нибудь налоги.

Постарайтесь быть незаметным, слиться с окружающим вас фоном, с толпой. Для этого хорошо подойдёт мышиного цвета костюм. Не надо этих ярких боа, жилетов кричащих цветов, страусиных перьев на голове. Всё это может побудить президента к нападению!

Не стоит при хозяине лесов, полей и рек демонстрировать излишнюю отвагу и вести себя с главой государства панибратски – гладить его по голове, чесать за ухом или трепать по щеке. Не вытягивайте по направлению к президенту руку с кормом. Говорить с ним следует ровным успокаивающим голосом, чтобы усыпить возможную агрессию тирана.

Вообще, при встрече с президентом не надо трогать его руками! Президент много работает и бывает в самых разных местах, поэтому на нём может быть много микробов. Вот, кстати, зачем ещё президенту нужна охрана: она внимательно проследит, чтобы высокопоставленные микробы не попали с президента на обычных людей.

Если вы заметите, что президент пристально смотрит в вашу сторону и начинает переодеваться в кимоно, знайте: гарант Конституции готовится к нападению!

Ни в коем случае нельзя убегать. И не поворачивайтесь к нему спиной, потому что президент никого не целует в спину! Медленно, не делая резких движений, поставьте между собой и президентом своего ребёнка, желательно с голым животом.

Если ребёнка под рукой не оказалось, сами задерите рубашку и обнажите живот. Не исключено, что президент чмокнет вас в пузо и удалится, не причинив другого вреда. Ну, или распишется у вас на пузе сунутым ему в руки маркером.

Неплохой способ избежать беды — немедленно повалиться на колени и притвориться законопослушным. Или затаиться под каким-нибудь кустом лет на пять, до ближайших президентских выборов…

Если в ваших руках оказались сжатые кулаки, лучше плавно положить их на стену дома, чуть выше головы, и расставить ноги.

Попробуйте быстро вскарабкаться в автозак и уехать на нём в безопасное место.

И последний полезный совет. Ни в коем случае не пытайтесь при встрече с президентом убежать и спрятаться в Лондоне. Президент может легко добраться до Лондона, он легко вас там найдёт и съест!

© 2013 «Красная бурда»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 26-10, 14:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Что можно сделать по принципу теневого театра
http://www.youtube.com/watch?v=6bS1B11-ey4

Или так:
http://www.youtube.com/watch?v=FYftvseVzuI

При желании можно еще найти много подобного на ю-тубе
Принцип вроде бы "простой" - десяток человек, правильно освещение, но сколько же там труда , расчета и тренировки! :)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 26-10, 20:49 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17-09, 11:24
Сообщения: 2913
Откуда: Романов-на-Мурмане
Вот буквально прямо сейчас смотрю "Минуту славы". И буквально сейчас выступил такой теневой театр.
Экий стереоэффект получился.

_________________
"Ребенок всплыл по ходу разговора".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 27-10, 15:22 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9424
А на другую планету можно сбежать?

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 02-11, 20:29 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17-09, 11:24
Сообщения: 2913
Откуда: Романов-на-Мурмане
От президента? Бесполезно.

_________________
"Ребенок всплыл по ходу разговора".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 08-11, 18:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
НАРОДНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАСЛУЖЕННОМУ АРТИСТУ

Вопросы наших читателей певцу Стасу Михайлову

Подскажите, где можно послушать ваши песни? А то где бы я их ни включил, меня отовсюду гонят……

Стас, как вам удаётся так тонко чувствовать время, когда именно нужно выступать в Кремлёвском дворце? Посмотрите, ведь вы выступаете там всякий раз, когда зал заполнен до отказа!

Стас, вы на самом деле искренне считаете, что рифмой к слову «моя» является исключительно слово «моя»? Читали ли вы когда-нибудь такие книги, как «Словарь рифм», «Малый словарь рифм», учебники по русской литературе? Есть ли вообще среди вашей домашней утвари книги?

Знаете ли вы какие-нибудь хиты Пушкина? Ну, там, «Кружка водки», «К*** тебе»?..

Ваши поклонницы – в основном бальзаковские женщины, которых вы переманили у Бальзака. Справедливо ли будет называть вас рыцарем бальзаковского возраста?

Правда ли, что вашим большим поклонником является один президент бальзаковского возраста?

Можно ли вас назвать Ваенгой без юбки? Или Ваенгой с бородой?

Скажите, как вы умудрились понаехать в Москву из Сочи, не являясь армянином? Или являясь? Тогда барев дзез, ара!

За какие правонарушения вас включили в Общественный совет при ГУ МВД?

Вы – заслуженный артист России по версии Д. А. Медведева. Скажите, что вы почувствовали, когда он присвоил вам это звание? Стыд? Боль? Неловкость?

Скажите честно… Вы ведь всё сами понимаете?..

Многие ваши песни посвящены Тебе, в них вы обращаетесь к Тебе, говорите, что любите Тебя. Как Ты относится к таким постоянным признаниям?

«Ты»… «Тебе»… «Для тебя»… Почему вы тыкаете вашим поклонницам, этим несчастным женщинам, в больное место?

Очень рад, что вы выступаете в Кремле! Так им, паразитам, и надо!

Вы поёте давно, но лишь к 2000 году наша страна доросла до ваших песен. Почему вы за эти годы не отчаялись и не бросили петь, как вам наверняка советовали?

Какая из ваших песен наиболее полно отражает ваш богатый внутренний вакуум?

Не кажется ли вам, что успех пришёл к вам слишком рано, когда вы ещё не научились петь и сочинять?

Уже пятнадцать минут внимательно следим за вашим творчеством. И вот что выяснили: последняя песня вашего альбома 2009 года называется «Ну вот и всё». Скажите, почему вы, дав людям надежду, не остановились тогда, в далеком 2009 году? Где нашли силы для нового взлёта фантазии? Мы почему спрашиваем? Стас, мы бы хотели помочь организовать ваш прощальный тур. Название вы уже придумали сами – «Без тебя». Как вам идея?

Поёте ли вы дома? Или вы любите свою жену и детей?

Побывала на вашем концерте и потом месяц не могла есть – такое вы произвели на меня впечатление за двадцать тысяч рублей!

Стас, скажите хотя бы приблизительно, сколько стоит заиметь от вас ребёнка? А ребёнка с автографом?

© 2012 «Красная бурда»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 12-11, 22:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10-06, 17:37
Сообщения: 127
IHA, убийственная вещь )))
Натолкнулась на одном форуме, много букв, но я смеялась до слез )

* * *
Первая часть Марлезонского балета.
Уважаемые рукэтовцы, я к вам за советом.
Есть кот. В коте десять килограммов.
Есть кровать. У кровати высокая мягкая спинка шириной 10-15 сантиметров.
И есть хозяева кота, которые спят на этой кровати.
Ночью кот запрыгивает на спинку кровати и ходит по ней. У кота ночной променад. Но поскольку кот в прошлой жизни был коровой и некоторые особенности перенес в нынешнюю инкарнацию, на четвертой-пятой ходке он теряет равновесие и шмякается вниз.
Если мне везет, кот падает рядом. Если не везет, на мою голову приземляются десять килограммов кота, причем почему-то всегда задницей.

Вопрос: как отучить кота от этой привычки?

Были перепробованы:
- липкие ленты, разложенные на спинке кровати. (В итоге полночи отдирали их от ополоумевшего кота, чуть без скальпа его не оставили).
- нелюбимый котом аромат иланг-иланга. (Кот наплевал на то, что аромат у него нелюбимый).
- мандариновая кожура в больших количествах (Кот брезгливо посшибал шкурки мне на голову, в процессе упал за ними сам).

Что еще можно сделать? С брызгалкой под подушкой я уже спала. Кот удирает, затем возвращается.

Вторая часть Марлезонского балета.
Я люблю простые и легко реализуемые идеи. Поэтому предложения прибить полочку к кровати, к коту, к своей голове, чтобы ему было удобно на нее падать, были отложены на потом.
Для начала я взяла у ребенка шесть воздушных шариков, надула и зажала пимпочками между стеной и кроватью. Получилось очень красиво. Мы с мужем полюбовались на них и легли спать.
В середине ночи грохнул выстрел. Спросонья я решила, что муж застрелил кота (хотя единственное оружие в нашем доме - это водяной пистолет). Когда включили свет, кот сидел на полу в окружении ошметков синего шарика и недовольно щурился. Ему дали пинка, сдвинули шарики и снова легли спать. Это была наша стратегическая ошибка, доказывающая, как мало мы знаем о котах.
Второй и третий шарики он взорвал минут через двадцать и ускакал, издевательски хохоча. Муж настойчиво попросил меня все убрать и закончить на сегодня с экспериментами. Пока я прятала шарики в шкаф, кот подкрался к самому большому и стукнул по нему лапой.
В чистом итоге: минус четыре шарика, минус два часа сна, минус восемь метров нервных волокон на двоих взрослых. Плюс развлечение коту.
Тогда в дело пошел запасной вариант. Вся спинка кровати была проложена фольгой в несколько слоев, чтобы шуршало громче. Я заверила мужа, что теперь он может спать спокойно: на фольгу кот точно не сунется - побоится.
В общем, почти так и случилось. Кот пришел через пару часов, когда мы заснули. Прыгнул со шкафа на фольгу. Фольга зашуршала, кот страшно перепугался, взвился в воздух и упал на мужа.
В чистом итоге: минус десять метров фольги, минус сорок капель пустырника на двоих взрослых. Плюс развлечение коту.
Вот так он смотрел на нас утром, пока мы пытались приготовить завтрак трясущимися руками.

Третья часть Марлезонского балета.
После того, как фольга и шарики не сработали, я стала думать в другую сторону: как не пускать кота по ночам в спальню.
Первым был использован отпугиватель котов. К сожалению, кот не понял, что это отпугиватель. Зато понял муж, который морщился, принюхивался и в конце концов попросил проветрить комнату. Так что у меня теперь есть отпугиватель мужей, кому нужно -- могу отдать.
Примерно такой же глупостью оказался тазик с водой. Мы поставили его с тем расчетом, что кот будет плескаться и забудет про кровать (он любит воду).
Расчет оправдался наполовину: кот плескался, но про кровать не забыл. Ночью он прискакал к нам, тряся мокрыми лапами. Мне спросонья показалось, что их у него двадцать две. Десятью он наступил мне на лицо, остальными пробежался по одеялу и простыне. Напоследок звонко поцеловал мужа в нос, ткнувшись в него мокрой мордой, с которой капала вода.
После этого муж сказал, что черт с ним, с интерьером, он согласен на полочку.
Принес вечером лакированную доску с бортиком, возился два часа, ругал безвинную кровать и, наконец, присобачил. Я хотела сказать, что пусть лучше на нас падает кот, чем эта фиговина (из-под нее живым бы никто не вылез). Но посмотрела на лицо мужа и решила промолчать. Ладно, думаю, одну ночь поспим -- а потом я ее сниму от греха.
Вдобавок перед сном прибежал ребенок и набросал на нее свои игрушки. Я махнула рукой и не стала ругаться, потому что размышляла, кто из родственников будет растить ребенка, если нас погребет под полочкой.
(Надо сказать, что волновалась я зря: как выяснилось, муж приколотил ее на совесть).
Ночью на полку пришел кот. Вальяжно прогулялся до середины полочки и тронул лапой одну из игрушек.
Это оказался интерактивный хомяк "жу-жу петс".
От прикосновения кошачьей лапы хомяк включился. Призывно воскликнул: "Абузююююю-зы!" и побежал на кота, светясь любовью.
Я бы с радостью рассказала о том, что было дальше. Но врать не стану: мы этого не видели. И вообще кота до утра больше не видели. Хомяк добежал до края полочки и самоубился, как лемминг, прыгнув со скалы в тазик с водой.
Результат: полочку мы сняли.
На спинке кровати теперь сидит сторожевой хомяк.
Кот в комнату не заходит. А если ему случается увидеть хомяка в приоткрытую дверь, он раздувается до размеров манула и в ужасе отступает.

_________________
Купила мелок для тараканов. Теперь в голове тихо - сидят, рисуют...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 12-11, 23:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Я на это натыкалась раз пять. И всегда смешно. так что удалось повеселиться и сегодня.
Если бы эта история не была правдой ее стоило бы придумать. ))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 12-11, 23:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10-06, 17:37
Сообщения: 127
IHA, а я вот первый раз натолкнулась, опять домашние косились на мой неадекватный хохот.

_________________
Купила мелок для тараканов. Теперь в голове тихо - сидят, рисуют...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-11, 22:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Японцы о русских
http://www.liveinternet.ru/users/3790905/post300161086/
:)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-12, 00:25 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15760
Была на втором Хоббите.

Сначала я мстительно развлекала себя мыслями о том, что если бы Питер Джексон снимал Илиаду, то у него были бы и бои богов в небесах, и кентавры, и дриады в латах и, конечно, бой с троллем – куда ж без него. Все это длилось бы 28 часов - только о списке кораблей он снял бы минимум три фильма.
Потом я представила, как Питер Джексон снимал бы «Войну и мир».
А потом фильм кончился, а мысль осталась.

Итак, я предупредила.
«Война и мир» в постановке Питера Джексона. Кукольная экранизация.
Варнинг: хющо атомных масштабов

Автор: Undel

Война и мир
Рабочее название «Пафос и спецэффекты».
Так как в «Войне и мире» наиболее зрелищной является война и прочие поводы для спецэффектов, то некоторые линии пришлось сократить, некоторые опустить, а некоторые придумать – ну что ж поделать, экранизация. Зато эпично.

Пролог

Корсика. Школа. Низкорослый нелюдимый мальчик отвечает у доски на уроке географии.
Учитель:
- Ну-ка, покажи нам Европу.
Мальчик, не глядя, очерчивает рукой широкий круг, захватывающий вместе с Европой Средиземное море и часть Египта.
- И что это у тебя, Европа?
- Да, - сквозь зубы отвечает мальчик. – У меня это Европа. Эта Европа у меня.
- Опять не выучил? Розги!
Одноклассники смеются, плюются жеваной бумагой и дразнят мальчика коротышкой и корсиканцем, что на Корсике звучит довольно странно.
Мальчик сжимает кулаки.
По углам начинают клубиться 3Д тени.
3Д тени с придыханием и пришепетыванием:
- Зло… В нем зреет злоооо…

Вечер того же дня, сумерки. Нелюдимый мальчик нелюдимо сидит под мостом. 3Д ветер гонит в лицо зрителям обрывки бумажек, пепел, шелуху и другой тревожный киносрач. Мальчик чумаз. На щеках видны дорожки слез.
3Д тени:
- Зло… Иди к нам… Ты наш…
Мальчик:
- Кто здесь?!
- Мы сила… мы успех… мы слава… мы влассссть! Иди к нам! Будь с нами!
- Кто вы?!
- Мы были с фараонами и царями! Мы были с Александром Македонским! Мы были с Ахиллом! Мы были с царем Леонидом! Иди к нам! Будь с нами! И ты покоришь весь мир!
- А Европу?
- Конечно. Причем, в любом удобном для тебя месте. Вот, надень это!
Из темноты выкатывается странный предмет.
- А что это?
- Надень. Заодно будешь повыше ростом.
Мальчик надевает треуголку. Распределяющая треуголка немедленно распределяет его в императоры.
3Д тени:
- А теперь ты должен заплатить!
- Но у меня ничего нет.
3Д тени (злобно хохоча):
- Есть. Кое-что есть! Твое… горячее… Сердце!
Пронзительный 3Д эффект с вырыванием сердца. Мальчик хватается за грудь, но через секунду лицо приобретают холодное и высокомерное выражение, мальчик выпрямляется и знакомым жестом закладывает руку за борт школьного пиджака.
По этому жесту все, наконец, понимают, что речь шла о Наполеоне Бонапарте.

В тот же момент. Далеко-далеко, в заснеженной и залитой малиновым звоном России голубоглазый златокудрый малыш хватается за сердце.
Императрица:
- СашА, что с вами?
Малыш:
- Ах, гран-мер, я что-то почувствовал!
В этот момент слешеры могут начать писать пейринг.

Конец пролога

Спустя N лет.
Орды Наполеона опустошают Европу. Плачут чумазые дети. Угрюмые женщины неприветливо бросают в воздух чумазые чепчики. Повсюду стоит чудовищный хруст французской булки. Вся французская армия на одно очень неприятное лицо. Маршалы Наполеона нарисованы на компьютере.
Все очень зрелищно.
В какой-то момент в зрителей летят пули, выпущенные палачами в герцога Энгиенского (в режиссерской версии в зрителей летит его отрубленная голова). Франция стонет, Пруссия стонет, Австрия стонет, стоны вместе с головой герцога летят к подножию русского престола.

Россия. Расцветают яблони и груши, золотится пшеница, волнуется рожь. В волнующейся ржи порывистым подростком бегает Наташа Ростова и пытается в мае месяце помочь крестьянам с жатвой. За ней бегает брат Николай и вся семья Ростовых – сцена полна семейных ценностей и чистоты. (Потом эта сцена разойдется на флэшбеки).
Невдалеке на карте в родовом имении старый разочарованный князь Болконский (мы еще узнаем, в чем он разочарован) низводит и курощает княжну Марью, пытается курощать и сына, но тот огрызается и уходит тренироваться закладывать руку за борт пиджака. И мы понимаем, что молодой князь в опасности.
Княжна Марья вздрагивает над учебником алгебры:
- Ах, я что-то почувствовала!

Симпатичный толстый Пьер после часа чумазых флэшбеков получает наследство. Кто-то нежным голосом говорит ему «Береги себя, полукнязюшко!».
Пьер, с тоской глядя на свое поколение:
- Кто я? Где я? Ах, зачем я такой в сюжете?

Золотые купола дистанционно слепят чей-то черный глаз. Над Русью плывет малиновый звон, временами превращаясь в клюквенный, и саундтрек из «Братства кольца», временами превращаясь во что-то смутно знакомое. Хющо. Благодать.

Для контраста вставка. Наполеон осаждает очередную европейскую столицу. Я знаю, что вы хотите сказать, но в этом фильме он ее осаждает. В зрителей летят отрубленные руки, головы и пушечные ядра, очередной голубой Дунай краснеет от крови.
Александр сидит под портретом Павла 1. Что-то гнетет его. Кажется, его гнетут элементы мутного флэшбека. Тем временем:
Военные:
- Государь, пора вмешаться!
Советники:
- Государь, не вмешивайтесь!
Пьер:
- О чем вы, господа?
Молодой Болконский:
- Государь, давайте отнимем у него проклятую треуголку! Она должна быть нашей! Ради блага отечества я могу носить ее сам!
Александр решается было встать, но смотрит на портрет Павла и куксится.
Тут до всех долетают стоны угнетенной Европы.
- О, Восток! В мире, который поглотила Тьма, ты единственный оплот Света! Спаси нас!
Александр:
- Да иду я, иду!

Аустерлиц. С одной стороны черные орды французов, с другой умеренно светоносные союзнические войска. Во главе их Александр. Его что-то привычно гнетет.
Как это обычно и бывает, бой начинается с поединка Наполеона с Александром.
Александр:
- Сложи оружие, тиран и узурпатор.
Наполеон:
- Я тиран. А ты отцеубийца. Давай дружить домами.
Мутный гнетущий флэшбек Александра оказывается флэшбеком про убийство Павла.
Александр морально уничтожен. Это задает тон всей этой героической, но неудачной кампании. Французы ломят, русские гнутся. Среди русских гнется и Николай Ростов, уже знакомый нам по ржи, а также Денисов, который хоть и гнется, но скачет лихо, от ядер уворачивается, рубит французов и одновременно декламирует свои стихи.
Князь Андрей в треугольных целях пытается добраться до Наполеона, неудачно.
Небо Аустерлица.
Небо закрывает голова Наполеона.
- Какая прекрасная смерть, - говорит, склоняясь, Наполеон и в качестве особой чести ставит ему ногу на грудь.
Андрей обречен.
И тут он чувствует, что земля начинает дрожать, что-то приближается…

Флэшбек.
Триста лет назад.
Крупный план желудя.
Чьи-то мозолистые ладони поднимают его с камня.
Это стремянной Болконский, по чьей спине государь Иван Третий взбирался на коня. Он дышит на желудь, а потом закапывает его поглубже.
Чей-то голос:
- Зря ты это! Он уж ссохся, не оживет.
Болконский:
- Не зря. В нашей земле все оживает, особенно если поглубже зарыть.
Конец флэшбека.

…Это дуб рода Болконских. Он прекрасен. Он зелен и развесит. Он сверкает листвой, солнечными искрами, желудями и, кажется, золочеными орехами. Он пришел на поле битвы за князем Андреем. Он поднимает и несет его прочь с чужой земли, на родину, домой (здесь любители писать странное могут начинать писать странное).
Воспринимать эту сцену можно как реальность, а можно как метафору или как дань роману. Но она будет выполнена в 3Д и продлится двадцать минут.

Силы добра временно повержены, Наполеон торжествует, под его рукой ненавистная ему с детства карта Европы чернеет и обугливается. И только восток, Россия продолжает сиять и немного пульсировать. Звучит молитвенное пение княжны Марьи «Во поле березка стояла» на прекрасном, но непонятном Наполеону языке. Русская земля искрится чистой магией света.

Наполеон тянет руки к России, но отдергивает, будто обжегшись. Смотрит зло, глаза его отливают красным.

Спустя N лет.
Россия. Первый бал Наташи Ростовой. На балу все, включая царя Александра. Наташа танцует с князем Андреем, тот делает ей предложение. Пьер (не отягощенный по сценарию женой) тоже собирается, но тут прямо на бал прискакивает израненный чумазый Денисов и говорит, что французы не только вторглись, но и сожгли Смоленск.
Длинный флэшбек про взятие и сожжение Смоленска – все очень пафосно, очень трагично и очень подробно.
Пьер:
- Ах, в какой момент все пошло не так? И для чего здесь я?
Прямо с бала все отправляются на войну, в том числе Наташа Ростова, переодевшаяся в мужское платье.

Бородино.
Флэши, редуты, казаки, Платов, Кутузов, Багратион, артиллеристы, чудовищные французские маршалы и боевые слоны.
Все это длится два с половиной часа экранного времени. Сражается Денисов, сражается Николай, сражается Наташа (потому что без бабы в доспехах – не то), сражаются размноженные штампом русские богатыри, смешались в кучу кони, люди и флэшбеки. И Пьер Безухов, который тоже смешался, но полезного ничего не делает, а вполне канонично и бессмысленно болтается по полю боя.
Ранят князя Андрея.
Князь Андрей, умирая на руках кстати подвернувшегося Пьера:
- Пьер…
Пьер:
- Не умирай!
Андрей:
- Послушай меня…
Пьер:
- Не умирай!
Андрей:
- Ты должен…
Пьер:
- Не умирай!
Андрей:
- Найти…
Пьер:
- Не умирай!
Андрей:
- Наполеона…
Пьер:
- Не умирай!
Андрей:
- Заткнись и слушай! Ты должен найти Наполеона и отобрать у него треуго…
Князь Андрей умирает от потери крови и переизбытка Пьера.
Пьер:
- Не умирай! Не умирай! Не умирай!
Но возражений больше нет.
Пьер:
- Зачем все это?! И зачем я?

В родовом имении Болконских дуб внезапно сбрасывает листья, желуди и позолоченные орехи.
Княжна Марья:
- Ах!
Старый Болконский:
- Я что-то почувствовал!
Над полем боя летит симфоническая «Во поле березка стояла» в лютом миноре.

Совет в Филях. Кутузов решает оставить Москву. Треуголка на Голове Наполеона хохочет.

В родовом имении Болконских.
Старого князя осаждают гнетущие флэшбеки, подозрительно схожие по цветовой гамме с флэшбеками Александра. Откуда-то из флэшбека доносится крик «Неееет!».
Старый князь, глядя на семейный портрет «Павел Первый обнимает своего сына цесаревича Александра»:
- Я должен ему рассказать.
Едет к Александру.

Оставшись одна, княжна Марья начинает истово петь «Во поле березка стояла», над имением Болконских поднимается сияющий купол и оно приобретает китеж-статус. Французы проходят мимо, не замечая его. Княжна Марья пытается растянуть купол на всю Россию, но на это ее сил не хватает.

У Александра.
Старый Болконский:
- Регарде муа, сир, и экуте. Я должен открыть вам тайну о смерти вашего отца. Она была не случайной.
Александр, блестя глазами и слезами:
- Ах, я знаю!
- Нет, не знаете. Потому что мы поклялись хранить эту тайну. Мы, Братство Трона. Мы опасались, что если вы узнаете правду, жажда мести замутит ваш разум, и вы будете действовать не как государь, а как сын. Но теперь, когда силы зла внушили вам гибельную мысль, что в смерти отца есть и ваша вина (элементы флэшбека, Александр кричит «Неееет!»), пришло время рассказать вам все. На самом деле вашего отца убили (пауза) французы.
Александр:
- Как?! Сет инкруайябль! Кель орёр!
- Да. Это так. Я был там и слышал все лично. Заговорщики говорили… по-французски. С тех пор я разочаровался в клятвах, братствах и французах.
Сраженный столь мясистым доводом Александр, наконец, все понимает, смотрит проясненный флэшбек, где ясно видно, что Павла убили французы, кричит «Неееет!» и перерождается для борьбы.

Тем временем Наполеон занял Москву.
Французы темной рекой заполняют улицы и площади Москвы, голыми руками ломают кресты, обкусывают маковки церквей и хохочут.
Наполеон смотрит со стен Кремля:
- Москва… Вот я и в тебе! Но где же оно! Где же то, за чем я на самом деле пришел? Где сердце России?
Тут все понимают, что страдающий от душевного холода Наполеон пришел вставить в свою пустую грудь горячее сердце России.
Не найдя его, Наполеон приказывает сжечь Москву.
Пожар Москвы. Набат. С пылающей колокольни Ивана Великого падает царь-колокол, да, царь-колокол, от огня он раскаляется так, что, ударившись об землю, разлетается сияющими каплями.

По горящей Москве бегает Пьер. И тушит ее, попутно размышляя о значении слова «треуго».
Его замечает маршал Даву и хочет убить. Маршал, напоминаю, нарисован на компьютере, поэтому выглядит как отсидевший на зоне горный тролль.
И вот, когда черный маршальский клинок уже занесен над головой Пьера, на помощь ему приходит могучий русский богатырь с палкой в руках. Это Платон Каратаев с дубиной народной войны.
Флэшбек Платона Каратаева.
Русская изба. Белые занавески с вышитыми петухами, пучки рябины по углам, на опрятной постели лежит женщина в косах и улыбается в камеру:
- Ну что? – спрашивает она. - Мальчик?
- Мальчик.
- Эвона какая у него грудь широкая. Назовем его Платоном. Платоном Каратаевым.
Конец флэшбека.
Рубилово Платона Каратаева с маршалом Даву. Недлинное, минут на сорок.
Даву повержен, но издыхая, успевает смертельно ранить Платона.
Платон устраивается умирать на руках Пьера.
Пьер, привычно:
- Не умирай!
Платон, не слушая:
- Рассказывала мне родная матушка…
Пьер:
- Не умирай!
Платон:
- Когда я был еще постреленком…
Пьер:
- Не умирай!
Платон:
- Что когда случится на русской земле…
Флэшбек
Деревня, лето, колосится рожь. Во ржи в короткой белой рубашонке бегает от матери Платон – будущая дубина народной войны. Мать бежит за ним и настойчиво рассказывает легенду.
Женский голос за кадром, на фоне ржи:
- …И когда придут на нашу землю вороги, и захотят вырвать сердце России, то берегите пуще зеницы ока не царь-пушку, не царь-колокол, а берегите полукнязя и камергера – он хранитель сердца России, в нем одном спасение.
Конец флэшбека.
Платон:
- …И сдается мне, барин, что ты тот полукнязь и есть.
Пьер, потрясенно:
- Так вот зачем я! А не знаешь ли ты, друг мой, что такое «треуго»?
Платон:
- Ну, это просто. «Треуго» это, поди, треуго…
Платон умирает.
Пьер так потрясен, что почти не кричит «Не умирай!»
Вид сверху, потом с высоты птичьего полета, потом из стратосферы.

Москва догорает. Пьер чумаз. Сердце бьется.
И тут он начинает петь «Во поле березка стояла». Песнь ширится, перекрывая адский хруст французской булки. Песню подхватывают раненые и умирающие, военные и штатские и, конечно, чумазые дети. Где-то далеко в родовом имении Болконских песню слышит княжна Марья и, встрепенувшись, сама начинает петь. Песнь гремит могучим хором. Золотой сияющий купол над имением распространяется во все стороны, пульсируя и вытесняя черные орды французов.
Церкви, поднатужившись, отращивают новые маковки. Рожь от волнения начинает колоситься в другую сторону.
Александр:
- Ах, я что-то почувствовал!
И отдает приказ наступать.
Русские ломят, французы бегут так быстро, что даже не успевают гнуться.

Переправа через Березину.
Русская река, дополнительно вдохновленная «Березкой», не терпит присутствия французов и топит их целыми отрядами. По трупам своих солдат как по понтонному мосту в черной карете переезжает через реку Наполеон. За ним на сытой лошади скачет Денисов и стреляет из дуэльного пистолета.
Выстрел. Пуля оцарапывает Наполеону левое плечо.
Наполеон, в окошко кареты:
- Ранен.
Денисов целится, стреляет. Пуля оцарапывает Наполеону правый локоть.
Наполеон, в окошко:
- Ранен.
Денисов тщательно целится. Пуля попадает Наполеону в дырку из-под сердца и улетает дальше.
Наполеон, в окошко:
- Мимо!
Денисов в сердцах швыряет ему вдогонку пистолет.

Граница. Ночь. Наполеон и треуголка. Вокруг клубятся 3Д тени.
Наполеон, комкая треуголку:
- Так вот они, все ваши обещания! Вы клялись, что будете со мной! А вместо этого?
3Д тени, немного виновато:
- Мы были, были с тобой.
Наполеон:
- Это так вы были с Александром Македонским?! Это так вы были с Ахиллом?! Это так вы были с царем Леонидом?!
3Д тени:
- Так! Так!
Наполеон:
- Так кто ж вы после этого?
3Д тени, с прежней уверенностью:
- Мы сила! Мы власть! Мы успех! Мы… спецэффекты!!!
Наполеон:
- Кто-кто?
3Д тени:
- Мы наштампуем тебе новых французов! Мы нарисуем тебе таких страшных маршалов, что кровь будет стыть в жилах у каждого, у кого есть кровь и жилы! Мы даже можем сделать тебе боевых слонов с двенадцатью хоботами!
Наполеон выпрямляется, вновь надевает треуголку и привычным жестом закладывает руку за борт мундира. Глаза его отливают красным.
Наполеон:
- Я еще вернусь! Буахаха!

The end

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-12, 12:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Теперь главное лишь бы это не прочитал кто-то из недоделанных режиссеров )))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-12, 13:48 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9424
Ну что ты - такой прекрасный сценарий! особенно Дуб радует.

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 06-01, 13:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17-09, 11:24
Сообщения: 2913
Откуда: Романов-на-Мурмане
Ах, какая красота! Меня радует абсолютно все.

_________________
"Ребенок всплыл по ходу разговора".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-06, 01:07 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Это не пародия, это реальный человек на ФБ, журналистка из Москвы, Надежда Померанцева. Но история - чистый сюр и фарс.
Впрочем, чему удивляться в нашей-то жизни. Поверим ей на слово?

Загадка: как это -- ехать в Киев, но вернуться в Москву?
Когда немного приду в себя, напишу длинный поучительный пост о "дружбе народов" и "вежливых пограничниках". Нет, это не мем, украинские пограничники и правда очень вежливые. А в кавычки ставлю, чтобы как с "вежливыми людьми" в Крыму, это определение стало мемом. Чтобы ребята не зря старались.

Часть 1

Приключения москвички на украинской границе. Скандальный репортаж и пояснительная записка.

Итак, я отоспалась, поела, разобрала вещи, немного остыла и даже устала, и готова рассказать душераздирающую историю о своей поездке до украинской границы города Конотопа и обратно. Будет «многабукв», но не могу сократить, потому что дьявол, как всегда, в деталях. Не хотела портить никому праздник нашей общей победы 9 мая, поэтому публикую только сейчас. Сам рассказ обширный, поэтому разбиваю его на две части (осторожно, 17 тыс знаков).
Сначала: дисклаймер. У меня есть опыт работы в СМИ, а также жизненный опыт 32 лет, в том числе и проживания заграницей, я всегда стараюсь быть над схваткой, не участвую в массовых сходках, перепостах и прочих митингах, пока во всем сама досконально не разберусь – если мне это, разумеется, необходимо -- и сформирую свое собственное мнение. И для этого мне нужна фактура, а не советы, как мне это мнение формировать.
С Украиной меня до недавнего времени не связывало ровным счетом ничего. У меня там не было ни близких, ни дальних родственников, ни друзей, ни врагов, ни чего-то еще, что заставило бы меня быть по-настоящему вовлеченной в то, что там происходило (что также не исключает простого человеческого сочувствия, потому что нужно уважать и сострадать памяти жертв).
Но с сентября месяца с легкой руки милейшей барышни Рины (редактора украинского Elle) я стала сотрудничать с украинской версией журнала Esquire (что я считаю почетным), и это, пожалуй, моя самая любимая редакция на текущий момент. Обычно как бывает: стараешься подружиться с редактором, чтобы проще было делать тексты, а тут наоборот – мне с ними хорошо, а тексты выходят, будто бы сами по себе, как приятное дополнение. Однако – денег платят, главный редактор прекрасно владеет русским литературным языком (нет, мне никто не пишет оттуда на мове) и даже знаком с идиомой «простите, что не сразу ответил на ваше предыдущее письмо» (я надеюсь, московские «просто редактора» скопируют себе это предложение для дальнейшего использования), у зама – отличное чувство юмора, а фоторедактор всегда вовремя и в полном объеме перечислял гонорары (в евро, кстати), не мучая меня сложным документооборотом и не прикарманивая себе «на конфеты». Без капризов и выкручивания рук помогли мне с письмами для французского посольства. В общем, прекрасные парни, с которым мы чатимся в регулярном режиме в ФБ, настоящие pen-friends.
Идея поехать в Киев возникла примерно в марте-апреле, и полностью оформилась к маю, потому что я: а) во-первых, никогда не была в Киеве, б) хотела познакомиться со всеми очно (как инфоповод) в) выхожу на новую работу в июне, и мне будет уже не до поездок по странам СНГ, г) Майдан закончился, а весна и цветение каштанов – все еще нет.
За политической ситуацией в стране я следила в полглаза, у меня было (и есть) свое мнение, почему глобально это все случилось, но нет выработанной позиции по поводу «бандеровцев» или «сепартистов». Потому что я не живу в этой стране, потому что наблюдать за боями «по интернету» - дико, и уж тем более дико и пошло расшаривать тексты-фото-ссылки и ролики, если ты снаружи ситуации и ничего не понимаешь. А вряд ли нам, из Москвы виднее, чем им изнутри. И вообще – это дурной тон давать советы гражданам другого государства, как им управляться со своими революциями, майданами и бандеравцами.
Ближе к майским праздникам я еще раз спросила у «эсквайров», как они отнесутся к моему визиту, ехать или не ехать, т.е. опасно или нет, могут ли они помочь с жильем и прочее. Они сказали, что опасности для жизни нет, если, конечно, не участвовать в разговорах на тему украинско-российских отношений, что с жильем – помогут, и готовы разместить у себя и вообще будут рады видеть. То есть, я ехала к конкретным людям, плюс хотела посмотреть город, в котором никогда не была.
Мой маршрут (я планировала быть 4 дня) состоял из посещений разных достопримечательностей вроде Лавры или прогулок по «мосту поцелуев» в парке, разных общепитов (виды борщей и горилок), и, конечно, очное знакомство с той частью редакции, которую я еще не знала. Чтобы вы понимали степень мой подготовки: я создала специальную папку с закладками «попробовать в Киеве», «парки Киева», и прочее. Собиралась скачать путеводитель. Политической активности не предполагалось вовсе. Так что, какая может быть опасность? Фоторедактор честно меня предупредил, что 9-го мая может быть неспокойно, но я в эту дату должна была переехать гостевать уже к другому редактору, и вся моя активность планировалась у него на кухне, тем более, что я ехала с оформившимся «творческими планами», и хотела их обсудить.
Думаю, из вышеописанного как-то складывается картинка моего отношения к Украине – я была более чем лояльна, потому что негоже плевать в борщ людям, которые зовут тебя в гости к себе домой, и если что-то не устраивает – то просто сдаешь билет «Москва-Киев» и все.
Здравый смысл подсказывал, что если редакция (и другие редакции – тоже) еще не эвакуировала себя и своих родственников, а даже продолжает ходить на работу и делать журнал (-ы), значит при соблюдении простых правил безопасности -- вроде не гулять поздно вечером одной, не знакомиться на улице и тем более не распивать спиртные напитки с посторонними и держаться подальше от всех массовых сборищ – все будет в порядке.
Перед поездкой прекрасная Даша Померанцева, которая основатель марки «Мисс Померанц» подарила мне роскошное бирюзовое платье в стиле 50-х, и я уже предвкушала, как буду позировать в нем фоторедактору для памятных снимков «Мисс Надин Померанц на фоне каштанов».
Поездом я решила ехать из экономических соображений. Но за пару дней до поездки обострился бронхит, я сдала свой первый билет на ночной поезд, потом наступило улучшение – и я взяла новый, на дневной. Один из моих друзей по переписке, редактор Павел должен был встречать меня на перроне 7 мая в 19-19. По его словам, он жил в 700 метрах от вокзала и в 300 метрах от редакции. В общем, мне ничего не угрожало. Я взяла самый маленький чемодан, упаковав свои платья, ношеную книгу «Записки кремлевского диггера» (в подарок Гусеву) и запечатанные полкило карамелек «Москвичка» (для Павла, он просил в шутку, но я отнеслась со звериной серьезностью), женскую ерунду, замшевые туфли, три пачки сигарет. Внутри оставалось много пустого пространства для подшивки журнала Esquire, которую я намеривалась вывезти. Меньше чем за сутки я попросила Глеба написать что-то вроде письма To whom it may concern («боитесь?» - «ну мало ли»). Билет на поезд, кстати, по их же совету я брала на российский гражданский паспорт.
В то утро, за полтора часа до отхода поезда в Москве внезапно пошел снег. Я успела запрыгнуть с чемоданом и рюкзаком в троллейбус, когда мне истерично позвонила мама: «Надя.. Надя, еще не поздно сдать билет! Я прошу тебя! (цыкнув в сторону – «у меня больной, не входить!»). Я спокойно объяснила ей, что билет я не сдам, что все спокойно, и я оставила ей все необходимые телефоны, что меня встречают и провожают и я еду «к приличным молодым людям из приличного украинского журнала». На том конце провода она всхлипнула: «К фашистам едешь. К бандеровцам». Мам, говорю, тут такая адская пробка на Варшавке, что я вообще могу не успеть ни билет зарегистрировать, ни на поезд. Так что, если что – значит, сбылось твое желание – и я не еду в Киев, а может, сбудется и мое, и я все-таки. Все, целую.
Свои три остановки до «Нагатинской» я ехала в полной тишине. Кажется, троллейбус молчаливо поддерживал маму.
Все шло как по маслу. В билетной кассе меня пропустили вне очереди, сзади женщина покупала билет из Одессы в Москву на 30-е число, в соседней -- две женщины брали 16 билетов на Киев по российским паспортам. В компьютере было письмо-подтверждение от Глеба, что редакции я не чужая. Я не успела его распечатать, на вокзале это было невозможно (отличная, кстати, ниша и бизнес-идея). Я села в поезд «Москва-София» (шел сквозным через всю Украину). Снова позвонила мама. Я вышла из вагона, подошла к проводнице, строгой женщина лет под 60, зачитала родительнице в качестве успокоения ее ФИО на бейдже (Антонина Федоровна, как сейчас помню) и фамилию с окончанием на –ва. «Видишь, а еще тут русская проводница, и я тебе обязательно позвоню, как приеду». «У нас вообще весь вагон – русский. Украинский – соседний», -- поджав губы, сказала проводница, добавив, что она бы свою дочку вообще никуда в Киев не отпустила. Она же дала краткие ЦУ («много не говорить, с таможней не шутит, что-что, вы с ума сошли говорить, что вы журналист? Вы едете в гости!»). Чистый вагон, мой боковой плацкарт, напротив – две украинские женщины, лет 50, сзади – украинский мужчина, слева – семья средних лет с ребенком. Все тихо, спокойно, приятные лица.
Российскую границу мы проехали около 3-х дня. Заходят две женщины-пограничницы.
Семья с ребенком предъявила российские загранпаспорта, мой гражданский паспорт пограничница быстро провела через свою машинку, проверив прописку. У украинских женщин попросили только паспорта, одна пыталась вытащить разрешение то ли на пребывание, то ли на работу, но пограничница ее остановила, мол, не надо. А вот у соседа сзади, мужчины лет 50-ти, по виду – сезонного рабочего – возникли проблемы: «Я не вижу вашего паспорта в системе», строго сказала пограничница и попросила его снять обложку, сказала в рацию: «25-й вагон, в 25-й вагон». Мужик развел руками, мол, не знаю. «Глянь, чего чудят, а», - пограничница уже вытряхнула его паспорт из обложки. Он был обрезан снизу, видимо, чтобы влез в обложку: «Вот красавец-то, гляди (это уже второй пограничнице) паспорт обрезал». – «Чтобы влезал», - ответил мужик. –«Ага, был у меня уже один такой, так у него на задней обложке вообще был квадрат вырезан. Сейчас поедешь назад в Москву объясняться». «Тыканье» пограничницы звучало без агрессии, почти нежно. В этот момент к ней подошла подмога в виде двух пограничников, мужчин. Разбирательство длилось минут 10-15, пограничники ушли. С мужиком, судя по всему, все обошлось, на прощание он сказал им «спасибо», сидел и довольно улыбался. Поехали дальше.
Дамы-украинки в купе напротив обсуждали текущую политическую ситуацию. Я прислушалась. Обе работают в России, одна – в Иваново, в торговом центре, другая – я не поняла. Обсуждали, конечно, политику и то, как все последние события «не дают жить простым людям». Тут к ним присоединилась проводница, которая продавала лотерейные билеты, и рассказала про «майданавцев»: «а они такие приходят на вокзал со своими флагами и к моему поезду. Я им: вы что делаете, а?! у меня пассажиры, внутрь не пущу! А они мне: «Мы боремся единую свободную Украину!». Я им – ну и что? Боритесь у себя на Майдане! А у меня поезд, пассажиры, внутрь не пущу. Они мне: все равно будем бороться. Ну что тут скажешь? Я им и сказала: ну стреляйте в меня хоть сейчас, все равно через 20 минут уезжаем». Женщины качают головами. Я прошу у них разрешения пересесть ближе – у меня не дотягивается провод зарядки для ноутбука из соседнего купе, где семья с ребенком. Мы знакомимся, они угощают меня конфетами, я взяла с собой заварной цикорий, стаканы и кипяток проводница дала и так. Одна говорит: «Я вот в Иваново работаю, так мне муж говорит: ты не смотри ихний телек, там про наш Луганск все врут. Ты наши каналы смотри! А где я их возьму?». Ее соседка качает головой: «Вот как раньше было хорошо, была одна страна, все было понятно». Я спрашиваю: «Простите, вы из какого города?». «Я вообще родилась в семье военного, мне сейчас 50 лет, но мы всю жизнь прожили во Львове, я считаю себя русской, да. Во мне, правда, есть польская кровь, я вообще в Польше родилась»… «И как эта польская половина на вас сказывается?».. «Да никак не сказывается. Мы даже и по-украински особо не говорили, не знали его. Ну и что? Мы ведь раньше как были? Мы были советские.. Я по образованию, между прочим, филолог, учитель русского языка, ни дня не работала по специальности. Ну а зачем?». Ее голос звучит с очень четким акцентом. Ее соседка вторит: «Да-да, я тоже украинский не знала, у меня ребенок выучил, когда в школу пошел. А сейчас у них, представляешь, такая новая мода: русский дают как иностранный язык! Не английский, а русский! Ну что за бред?! Мы с вами тут родственники через одного.. У всех вас на Украине кто-то есть, кто-то живет из родственников»…
У меня на Украине никого нет, кроме pen-friends, но я решила проверить на них одну свою геополитическую теорию. Мол, может вся проблема в том, что раньше был СССР – как единая понятная система, во время существования которой сменилось несколько поколений, и все перемешались… Они слушают меня очень внимательно и кивают по ходу рассказа. Да-да-да-да. «Потому что мы братья – славяне!» - подытоживает работница торгового центра в Иваново и рассказывает историю про то, как в ее торговый центр «приходил устраиваться кто-то из евреев, так вот у них акцент на русском был хуже, чем наш, украинский».
Я тихонько пересаживаюсь на свое место, и до меня все еще доносятся обрывки чужих воспоминаний, обсуждают мальчика, кажется, племянника, чьего – не поняла, который в 80-е годы «ничего не боялся, кроме милиции и того, что его в детдом сдадут».
В 16-30 мы в Конотопе, украинская граница. Я успела заполнить иммиграционную форму со всеми адресами пребывания, рядом со мной вырастает двухметровый шкаф с непроницаемым лицом. Я протягиваю свой российский паспорт: «Здравствуйте»
--Цель поездки в Киев?
Из моего паспорта падает обратный билет на вечер 11-го мая.
- Это что? У Вас есть обратный билет?
В голове моментально всплывает совет проводницы не говорить, что я журналист, да и цели заниматься журналистикой в Киеве у меня нет: «Еду в гости. К молодому человеку. Будет встречать меня на вокзале. Зовут его так-то, живет по адресу ХХХ, вот его телефон. Еду на майские. Потом, как видите, да, у меня есть обратный билет».
Пограничник сурово буравит меня взглядом: «Давно знакомы?» - «Полгода». –«Украинец?». – «Да, вырос и живет в Киеве, украинец по крови и по гражданству». –«В Москве был?». –«Нет, вроде. Мы в общей компании познакомились¸ не в Москве».
Не вру ни в одном моменте, говорю мало. «Так. Кто вы по профессии?». –«Копирайтер. Пишу тексты. Издательское дело». «Тааак. На Украине были раньше?». – «Нет. Нас познакомили друзья, тоже украинцы. Они в Москве были. Вот телефон его друга, Глеба, я с ним сотрудничала по работе». И протягиваю свой открытый ежедневник.
Погранец ухмыляется: «Да я таких телефонов сам могу вам сколько хошь нарисовать. Расскажите про ваши отношения».
Тут я включаю «английскую королеву»: «Слушайте, вот у меня в компьютере открыт Фейсбук, где мы с ним переписываемся. Мы можем прямо сейчас набрать молодого человека по телефону. А еще я могу показать свою личную переписку с ним, - делаю короткую паузу, - мне не сложно, если у вас нет моральных запретов читать чужую личную переписку». Он мотает головой: «Не». И орет в рацию: «25-й вагон, 25-й вагон, пускай Александр подойдет». Приходит таможенник Александр.
-- Здравствуйте.
У меня рюкзак, маленькая сумочка и чемодан.
-- Здравствуйте. Откройте чемодан. Это ваши вещи?
Окидывает быстрым взглядом, спрашивает, есть ли у меня деньги и сколько.
- Конечно, сейчас покажу, – я открываю кошелек – вот 200 долларов, а вот – смс-ка от банка, датированная сегодняшним днем, с остатком по счету. Вроде бы этого вполне достаточно.
У меня на карточном счету около 17 тыс рублей. Угу, кивает Александр и уходит вместе с пограничником, которого я мысленно уже назвала «майор Неврубайло». Возвращаются с приятной женщиной в форме.
-- Здравствуйте. Откройте, пожалуйста, еще раз чемодан.
Она говорит с московским акцентом, т.е. «акает»
-- Что-то случилось?
-- Нет, все в порядке. Просто проверим ваши личные вещи.
Я открываю главный отсек. Она не притрагивается к вещам и пальцем, и просит меня приподнять одежду, чтобы она видела, что внутри. Кивает на дорожную синюю косметичку: «Что там?» - «Предметы гигиены». – «Откройте, пожалуйста».
Дальше уже я приподнимаю свои вещи, чтобы она видела:
-- Так, джинсы, платье, футболка, что в пакете? Белье? Хорошо. А что за ткань в целлофановом пакете?
Я говорю упавшим голосом:
-- Платье. Оно просто новое.
-- Так. А что в этом целлофановом пакете?
Пакет – прозрачный, в нем – запечатанная упаковка карамелек «Москвичка» для Павла.
-- Конфеты «Москвичка». Подарок. Для редактора Павла, который встречает меня на вокзале. Он никогда их не пробовал.
-- Так, а это что такое?
Она и сама видит, что это книжка «Байки кремлевского диггера» Трегубовой.
-- Книжка. Подарок. Для редактора Глеба, кажется, он ее не читал.
Мне становится грустно и нервозно одновременно. Под пакетом лежит диктофон с одной моей халтурой.
-- Не нервничайте. Не суетитесь – ласково говорит мне таможенница.
-- Я стараюсь, но не могу понять, в чем дело. Я что-то нарушила?
-- Нет, это просто проверка. Так, а это что такое маленькое и черное?
Это диктофон. Явка провалена.
-- Да, это диктофон, там несколько интервью по работе – я хотела в поезде поработать. Вот, на ноутбуке открыт текст – могу показать. Слушайте, я не знаю, почему моя персона вызывает столько внимания, но дело вот в чем.
Я рассказываю, что еду в Киев в гости в дружественную украинскую редакцию, где публикуюсь уже полгода. Мой визит сугубо частный, поэтому жить буду у сотрудников этой редакции, аж три с половиной дня. Вот обратный билет. Могу показать переписку, могу показать письмо из редакции – не успела распечатать, а еще могу показать журнал с публикацией. Нет, в российских СМИ я сейчас не работаю.
Таможенница старше меня примерно лет на 15, смотрит на меня с добродушной улыбкой и мягко успокаивающе говорит: «Показывайте. Ну похвастайтесь, похвастайтесь». Я суетливо начинаю шарить по рабочему столу, открывая то групповое фото редакции (скачала для мамы), то фото встречающего меня редактора, и, наконец, открываю письмо. Она внимательно его читает, говорит «спасибо» и уже пограничникам: «По-моему, все чисто». Желает мне счастливого пути и уходит.
Однако пограничник все еще крутит в руках мой паспорт, потом куда-то уходит на пару минут, возвращается и говорит: «Собирайте вещи. Надо пройти для беседы». «Но я же ответила на все вопросы. Что-то случилось?». – «Вам объяснят. Украинским языком владеете?». Я улыбаюсь самой безмятежной улыбкой: «Нет». Начинаю собирать вещи.
В вагоне звенящая тишина. Я чувствую на себе взгляды. Захлопываю чемодан. Пограничнику я уверенно дышу в третью пуговицу рубашки, поэтому изображаю беспомощность: «Поможете?» - и киваю на чемодан. Он кивает и подхватывает багаж. Я поворачиваюсь к своим попутчикам: «Ну, до свидания. Счастливого пути». Мне никто не отвечает.
Мы выходим на перрон, и я продолжаю спрашивать: «Так что же со мной не так?» - «Вам объяснят на беседе». «Но поезд сейчас уйдет? Выходит, что вы просто снимаете меня с поезда?». «Выходит, что так». «Как считаете, должна ли я сейчас куда-то звонить?». Честно говоря, я ненавижу все эти журналистские фокусы, когда чуть ли не из трусов достаешь пресс-карту и с жаром начинаешь качать права «за свободу слова», требуя к себе особого отношения. Хотя сюжет, конечно, располагал. Но Неврубайло бросает равнодушно: «Как хотите…». «Можно я закурю?». «На перроне нельзя, но как хотите». Мы идем в пункт прикордонной погранзаставы Конотопа.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-06, 01:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Часть 2

«Вы, видимо, не понимаете, что такое Конотоп»

Погранзастава города Конотопа находилась в шаге от платформы, фактически с нею сливаясь, огороженная там, где вход, низким заборчиком с калиткой, запертой на щеколду. Вокруг – территория метров 200.
Мы вошли в одноэтажное непримечательное здание, больше напоминающее пристройку.
Неврубайло оставил мой чемодан в большой комнате, «зале ожидания». Я отправилась к стойке дежурного: «Куда мне идти на беседу?». – «Вас пригласят».
Позвали буквально через пару минут. В пустой комнате с обшарпанной мебелью, чем-то похожую на школьную, сидели двое – молодой парень лет 30-ти в камуфляже и еще один, чернявый, уже в штатском, того же возраста, но ниже ростом.
-- Здравствуйте.
-- Здравствуйте. Так что же случилось? Меня же сняли с поезда, так? Что я нарушила?
-- Просто проверка. Так в Киев, значит, едете в гости? К молодому человеку? – улыбаясь, спрашивает русоволосый, в камуфляже.
-- Да, но вообще не только к нему, а к другим тоже – которые в редакции Esquire работают. Я об этом уже говорила. Это просто дружеский визит. Я понимаю про сложную политическую ситуацию, но иногда люди ездят друг к другу в гости.
-- Что же ваш молодой человек не сделал вам приглашение? В следующий раз пускай обязательно сделает! – сказал русоволосый в камуфляже.
Мне становилось немного смешно. В моем возрасте слово «приглашение» звучит уже как «предложение».
-- Ну, во-первых, никто из редакции не говорил, что обязательно нужно приглашение, - я старательно вывернулась от темы «молодого человека», -- а во-вторых, насколько я знаю, у нас безвизовый режим. Я готова предоставить все контакты и адреса, где я буду находиться в Киеве и рассказать все, что вас интересует.
На удивление для самой себя, мой голос звучал без единой истерической нотки, присущей людям моей профессии в «сложной рабочей ситуации».
-- Ваш молодой человек должен был сделать приглашение, в котором он должен был указать ваше место пребывания и свое согласие с тем, что вы будете проживать на его территории. В случае если он не может сделать такое приглашение, также подошли бы туристические ваучеры, брони из гостиницы и другие доказательства кратковременной аренде жилья.
Павел, разумеется, не мой молодой человек, и, конечно, ничего мне не должен. Но прозвучали ключевые слова «кратковременная аренда жилья», - и мне, как автору группы о кратковременной аренде жилья в Европе и США. Вау. Мироздание явно подает мне какой-то сигнал и подмигивает при этом.
-- А сейчас нет никаких документальных доказательств цели вашего пребывания, -- вежливо продолжает русоволосый в камуфляже, -- только ваши слова.
-- Как это «нет»? У меня есть письмо из редакции! У меня есть журнал с публикацией! Хотите – покажу?
-- Ну, показывайте, -- разрешил чернявый, в штатском.
И я двумя прыжками оказываюсь в «зале ожидания», где лежат мои вещи. Хватаю ноутбук, вытряхиваю из багажа номер за ноябрь. Оу, черт, там же текст с Абдулатифом Кешишем с дерзким заголовком «Надежда и Любовь», где мы обсуждаем то ли его фильм «Жизнь Адель», то ли мою личную жизнь. Явка провалена-2, это даже хуже, чем с диктофоном.
Беру с собой ноутбук, журнал, возвращаюсь.
-- Вот смотрите, - сначала я показываю журнал. – Это номер от ноября месяца, а это значит, что редакция знает меня как минимум полгода.
Открываю журнал, нервно ищу себя в поминальнике, но чернявый останавливает: «Да я уже нашел вашу фамилию». Подвигает к себе журнал и долго внимательно смотрит на рекламу мужского парфюма Paco Robbane. Потом перелистывает и долго смотрит на рекламу Jeep. Так, не торопясь, мы доходим до скандальной публикации, где редакция в лиде обозначает меня «настоящим русским ковбоем, который прибыл в Париж по заданию редакции». Слева – яркий вынос: «Арт-хаус все еще помогает тем, кто стесняется смотреть настоящую порнографию». Сейчас он мне уже не кажется таким уж смешным. Но чернявому, кажется, наплевать: он скользит взглядом по фамилии, набитой болдом в тексте и говорит: «Ага».
- Вот видите, - я тыкаю пальцем в слово «режиссер» - из этого текста ясно, что я не пишу на политические темы, а пишу я про ку-ль-ту-ру – произношу с нажимом на каждом слоге.
Далее с быстротой фокусника я открываю ноутбук и показываю письмо Глеба Гусева: «А вот письмо из редакции. Обратите внимание на дату, на наличие печати и на то, что есть все контактные данные. Если что, можно позвонить по телефону редакции».
Чернявый изучает письмо, подвигает ноутбук к русоволосому – тот тоже внимательно читает. «А если говорить о том, почему диктофон – то вот, посмотрите мои последние открытые файлы, это я расшифровывала интервью» (Windows позволяет увидеть, какие файлы были открыты), – я открываю интервью с бывшим вратарем сборной России. Чернявый быстро пролистывает несколько страниц вниз, потом замирает. Я хотела было забрать уже ноутбук, но вижу, что парень увлеченно читает про страдания молодого футболиста о том, как он хотел попасть «на ворота» в «Спартак».
-- Вот видите! – заключаю я. – Вроде бы я вам все показала.
-- Да, - соглашается русоволосый. – И мы Вам верим, конечно.. Но, -- тут пауза -- документально-то ничего не подтверждается.
-- Но ведь есть письмо…Оно не подходит? – упавшим голосом спрашиваю я.
-- Подходит, подходит, -- ласково говорит. – Но оно же в компьютере, так? Не на бумаге, так?
-- Так.. – растерянно соглашаюсь я. – Но ведь можно же распечатать!
-- У нас – нельзя. Принтера нет, -- быстро парирует чернявый.
-- Ну, хорошо, тогда я может быть позвоню в редакцию, и они пришлют факсимиле с печатью, и будет документ! – я обрадовалась, что выход так быстро найден. «Верунчик, сама-сама». Но оказалось - «рано, Костя, рано» (с).
-- И факса у нас нет, -- мрачно бросает чернявый.
-- Ну, а если по электронной почте вам скинуть? С почты редакции? – жалобно тяну я.
-- И Интернета у нас тоже нет! – припечатывает чернявый, и, видя мое растерянное лицо, добавляет:
-- Да, я знаю, что вы сейчас подумали, но вот так. 21 век на дворе, а в нашей погранзаставе нет ни принтера, ни интернета, ни факса.
Кажется, его тоже расстраивает факт отсутствия необходимой оргтехники.
-- Но, послушайте, может на вокзале можно пойти с флешкой и распечатать, если дело только в том, что физически нет документа..
-- Вы, видимо, не совсем понимаете, что такое вокзал Конотопа, -- говорит очень вежливо русоволосый. – Там тоже нет принтера. Принтер есть в городе, но это 10 км. И мы, к сожалению, вас туда не повезем. А в нераспечатнном виде ваше письмо недействительно – я сам таких писем могу, сколько хочешь написать. И подписаться, что я – Гусев.
-- Хорошо. А давайте я вам еще несколько писем покажу, которая редакция писала для французского посольства в РФ, чтобы мне визу выдали. И которые были отправлены на электронную почту консулата. Как вы думаете, почему французы верят, что Гусев – настоящий? И как вы считаете, если редакция пишет мне, гражданке другого государства, письма о получении визы и мне ее дают, как думаете, что это может означать?
У меня в ноутбуке и правда пяток таких сканов. С подписью и печатями.

Русоволосый улыбается. Очень вежливо и спокойно. Я бы даже сказала, стоически. Как обычно ведут себя настоящие мужчины, когда истеричные женщины начинают метать в них мебель.
Однако в моей классификации мира это поведение означает «присесть на уши».
-- Девушка, -- как от зубной боли морщится чернявый, -- вот лично я вам – верю. И он вам – верит (кивает на соседа). Все, что мы можем для вас сделать – это дать человеческий совет. Пускай молодой человек или ваша там редакция просто сделает приглашение – и тогда вы точно въедете. Это не мы придумали, это у нас уже полгода так.
-- Значит, с декабря у вас вот так – только с приглашением.
-- Ну, вообще-то по закону нужно было всегда с приглашением, но теперь – да, только с приглашением, - вступает в разговор второй. -- Потому что сложная политическая обстановка. Не расстраивайтесь.
-- Ага, -- все огоньки внутри меня погасли, и я холодно интересуюсь: значит, не пустите?
-- Не пустим, -- вздыхает русоволосый. – В этот раз – увы.
Я посмотрела в интеллигентное лицо светловолосому и почему-то ему поверила во всем. И что он мне верит, и что не пустит.
-- Хорошо, -- смиренно ответила я. -- Ну хотя бы номер постановления скажете? Я в ежедневник запишу. Чтобы я знала, как правильно пересекать российско-украинскую границу?
Качать права и приседать на уши было, на мой взгляд, бессмысленно.

-- О, -- просиял простоволосый. – Так мы вам целую бумагу напишем. Это обязательно!
-- А сейчас – что будет дальше?
-- Дальше мы вас посадим на обратный поезд на Москву. Он пойдет в 22-30.
На часах было пять вечера с копейками по Москве. До поезда оставалось шесть часов.

Я выхожу во дворик курить и звонить Павлу. Фоторедактор информацию воспринимает стоически. Я думаю, что делать дальше. Тут на крыльцо выходит русоволосый и закуривает.

Я иронично спрашиваю: «Ну, видимо, спрашивать, как Вас зовут и прочие детали мне бессмысленно, да? Все равно ведь не ответите…». Он вежливо улыбается: «Почему же? Я Вам все отвечу».. Тут в телефон падает невежливая смс-ка от редактора Глеба: «Ебать!».
«А далеко ли до Киева?» -- «300 км», - так же вежливо отвечает русоволосый. Ага, значит, даже если сейчас вся редакция бросится спасать меня и сядет в автомобиль, то – через сколько они сюда доберутся? И стоит ли игра свеч? Хотя – я зажмурилась на солнце и посмотрела на лесенки, ведущие к калитке-выходу на платформу Свободы. Хороший мог бы получиться кадр – я со слезами на глазах передаю кулек конфет фоторедактору Павлу через калитку. И подпись можно будет придумать красивую. Или Глеб Гусев берет из моих рук поверх забора – из duty free украинской таможни, где я сейчас нахожусь – политическую книгу «Байки кремлевского диггера», и вручает мне, скажем, алые гвоздики. В общем, прекрасные могли получиться фотографии (да, Павел, да). Правда, я не уверена, что даже на самом большом автомобиле редакция успеет прибыть на эту скромную платформу до 22-30. Поэтому далее этот план я не развиваю даже мысленно.
Тут мне звонит Глеб Гусев: «Долбоебы! – невежливо, но честно выражает он отношение к происходящему. – Давай передай там трубку, я им сейчас объясню».

Рядом все еще курит русоволосый. «Вы не могли бы поговорить с редакцией?» -- говорю я ему.
–Увы, - он трагически разводит руками. – Мне запрещено по уставу разговаривать по мобильному телефону с незнакомыми людьми.
-- Хорошо. А можно ли узнать городской номер, чтобы редакция могла дозвониться к вам без использования мобильной связи? Городской телефон у вас есть? Это разрешено? – я тоже очень вежлива.
-- Конечно, - широко улыбается русоволосый. – Сейчас сам узнаю и скажу.
На крыльцо горсткой высыпаются пограничники, кто-то спрашивает, что со мной случилось. «Не подтвержденная цель визита» - я не поняла, кто ответил на вопрос.
Тут на крыльцо широким шагом выходит высокий седовласый мужчина, лет 50, и, услышав последнюю фразу обо мне, разворачивается и голливудским жестом вытянутой руки показывает на меня пальцем: «И, кстати, НИКОГДА не была на Украине». И уходит чеканным шагом. Да уж, думаю про себя, видимо, уже и не буду.
На крыльцо снова выходит русоволосый.
-- Записывайте номер.
Я неумело вожусь с нокией, вбивая номер, потом выясняется, что он не знает код города, и снова уходит. Возвращается. Диктует код. Я отправляю смс-ку Глебу. Тут же приходит ответ: «Ага! Сам уже нашел. Звоню им!».
Русоволосый собирается уходить.
-- Да не волнуйтесь. Все будет хорошо, - говорит он. И ласково добавляет – Надiя….
Но мне почему-то слышится «Надин».
Я иду к беседке, увитой пластиковой лентой цвета хаки. Там курит примерно десять пограничников.
-- Здравствуйте!
-- Здравствуйте!
-- Вот ехала-ехала в город Киев, да не доехала. Ехала навестить прекрасных парней из одной редакции.
-- И правильно, что не доехали! Мы же лучше! – доброжелательно говорит один, и все смеются.

Внутри около дежурного мне вручают два листка и просят расписаться. Это постановления на украинском языке, что мне отказано во въезде на основании закона Украины «О пограничном контроле» ст. 8, п.п.4, п.1, а также указано, что я «украiнською мовою володi€». В документе меня называют «Пом€ранцева Надiя», так я понимаю, как именно меня окликнул русоволосый. Постановление вынесено старшим лейтенантом Артемом Игоревичем Барановым.
Ага, думаю, ну теперь понятно: Гусев Баранову, конечно, не товарищ.

В «зале ожидания» сидит обиженная девица лет 20 и яростно строчит в телефон. Ее сняли с того же поезда, что и меня.

На полу – сумки. На беседу ее не приглашают, хотя она уже пару раз подошла к дежурному. «Почему вы меня не пускаете?». «Не подтвержденная цель поездки». «Как так? Я еду к подружкам. И на рок-концерт». «И что? У вас есть крепкие связи с Украиной?». Девушка задыхается от возмущения: «У меня.. у меня во Львове живет крестная бабушка! И подружки! И друзья! И я часто туда езжу!»… «Ничего не объясняет. У вас нет приглашения от бабушки и подружек. Бабушке необходимо нотариально заверить свое приглашение. И подружкам тоже». Слово «приглашение» на секунду ее останавливает. Она задумывается.

Я снова выхожу на крыльцо. Светит солнце. Вижу светловолосого, как я понимаю, Артема Игоревича. Подхожу и с женской беспомощностью говорю: «Ох, и что же теперь – все пять часов до поезда сидеть вот в этом закутке? И ни кофе, ни еды...Может, вы меня отпустите – ну и девушку, что внутри – на вокзал, а? Паспорт мой все равно у вас, вещи я тут оставлю, ну куда я сбегу-то, а?»
Он улыбается мне такой, барышни, мужской улыбкой: «Не волнуйтесь. Время быстро пролетит. А кофе.. кофе мы сейчас вам организуем»… Я смотрю в его смеющиеся голубые глаза, и на секунду мне начинает казаться, что это не формальная вежливость.. Что он мне симпатизирует. «У меня есть карамельки «Москвичка», ой, москальки, поправляюсь», - я тоже не лезу за словом в карман. «Нет, спасибо, не надо».

Мимо меня ураганом пролетает девица, которая орет в телефон: «Девочки, это ж полный ппц! Не пускают! Говорят, надо приглашение! Девочки! Позвоните всем!»..

Она кометой залетает в зал ожидания, я подхожу:
-- Привет, мы, судя по всему, вместе поедем до Москвы. Я – Надя.
-- Ага. Вот ведь…блин, -- она косится в сторону двери, где дежурный. – Я – Оля.

Мы выходим вместе на улицу. Тут нас галантно окликает русоволосый и делает приглашающий жест рукой: «Вас ожидают на кофе!». За калиткой стоит коренастый парень в форме, лет 25.
Я киваю Оле: «Пошли кофе пить».
Мы выходим через калитку на свободу.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Пародии и всякое хи-хи
СообщениеДобавлено: 20-06, 01:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17104
Часть 3

Non Amour или «не плачь по мне, Украина»
Часть третья. Лирично-разоблачительная. Конец истории.
Прошли выборы президента Украины, день пограничника и даже наступил конец мая. У меня со вторника новая жизнь, поэтому пора закрыть старый хвост.
О правилах въезда на Украину, защите прав человека, а еще, конечно, о любви.
Осторожно, очень многобукв.
Для тех, кто все пропустил:
первая часть https://www.facebook.com/nadine.pomeran ... 3493474956
вторая часть https://www.facebook.com/nadine.pomeran ... 1491474901

Итак, выход на свободу находится там же, где и вход в камеру. Мы с Олькой (я почему-то все оставшееся время называла ее так – то ли потому что она мне напоминала сестру Дашку, то ли просто от ностальгии по собственной юности) и «сопровождающим лицом» идем по платформе в сторону вокзала города Конотоп «пить кофе». Парень-пограничник, Сергей, -- рябоватый, коренастый, лет 27-30, по виду – из тех, про кого говорят, что, да, не красавец, но с душой. Поэтому «присаживаться ему на уши» по поводу правил въезда мне, честно говоря, не очень-то и хочется. И так понятно, что нас с Олькой не пустят. Но интересно все-таки – мы какие-то особенные (две одинокие барышни, ну ок, девица и молодая женщина без сопровождения романтично едут в плацкарте в Киев «с неустановленной целью») или же со всеми так, и нет в этой истории никого эксклюзива. Нас отсеяли, потому что невозможно было не отсеять.
-- Скажите, а меня не пустили, потому что я журналист? – спрашиваю Сергея.
Он молчит и отводит взгляд в сторону.
-- Ну, просто у нас такие порядки.
-- Какие «такие»?
-- Ну, не пускать, если нет родственников или каких-то тесных связей, которые можно доказать.
Очень интересно, говорю. Так я ж вроде доказала свои связи с редакцией. Даже не с абстрактной редакцией, а с целым рядом людей.
Олька тоже молчит, видимо, вспоминая свою крестную бабушку и «девочек» - из зала ожидания она все время звонила каким-то барышням и кричала «девочки, не пускают, девочки»..
Сергею явно неприятно слушать мои вопросы. Так бывает, когда нечего сказать, да и вряд ли он решал, стоит меня пускать или не стоит. В воздухе повисает минутное молчание, и мы переходим на более важные вопросы, тем более, что платформа уже закончилась, а начался привокзальная территория. Мы продираемся сквозь несколько рядком стоящих ларьков. Везде надписи на русском языке.
-- Так, -- бодро говорит Сергей. – Вот сначала, наверное, кофе, да? А потом можно и покушать..
Слово «покушать» произноситься с такой духоподъемной интонацией, что я чувствую: сам Сергей на моей стороне.
-- Карты тут, надеюсь, принимают? – у меня в кошельке 2 сотенные и пятьсотрублевка.
Сергей смотрит на меня с недоумением.
ОК, я поняла, что я все еще, видимо, не совсем осознаю, что такое вокзал Конотопа…
Обстановка вокруг чем-то напоминает, кажется, Выхино, середина 90-х. Много пестрых ларьков и разные сомнительные личности, угощающиеся пивом.
-- Вам же, наверное, нужно сначала деньги поменять, да? – говорит Сергей. «Вы» с большой буквы тут уместно – деньги менять тут нужно только мне.
Я хотела проявить самостоятельность, но тут наша дружная колона заходит в кафе-ларек («там очень вкусный кофе, очень»), на пороге Сергей за руку здоровается с каким-то мужчиной неопознанного возраста. Пару реплик, и пограничник кивает в сторону мужика: мол, у него можно поменять деньги. Я достаю 200 рублей – мужик отдает мне 60 гривен. Он возмущается, когда я на его глазах пытаюсь посчитать курс на калькуляторе в телефоне: «Безобразие! Курс она считает! Да если бы не он (кивает в сторону Сергея) я бы вообще ничего вам менять не стал! Купите лучше парню мороженого!»
Внутри кафе-ларька – внезапно обнаружилась приличная кофемашина lavazza (продавщица, правда, называет кофе «заварным», а не вареным). Стаканчик черного – 5 гривен, со сливками (не сухими, а жидкими) – 6 гривен. На прилавке рядом – сочные, но не внушающие мне доверия из-за жирного крема пирожные (около 10-12 гривен). Мороженое в продаже есть. Предлагаю сопровождающему: «Сергей, хотите мороженого?» - «Нет, спасибо». – «Сергей, может тогда кофе? За компанию, а?». «Да, спасибо». Олька никому ничего не предлагает, а мрачно отсчитывает бумажные гривны («у меня их целый кошелек, зачем поменяла, а?»).
На улице я как бы между делом продолжаю, мол, как хорошо – и кофе вкусный, жаль, что в посте на ФБ придется писать про прекрасный город Конотоп в такой грустно-драматической коннотации. «Знаете, в чем основная проблема того, что сейчас происходит – и со мной, и с ней?» - спрашиваю у Сергея. Он кивает головой, что ему очень интересно узнать. «Это все очень плохой пиар. Ну, я же без претензий, но все же – вот вы только подумайте: могла написать на Фейсбуке про весенний пьянящий Киев, каштаны, мирную жизнь, которая идет вразрез с тем, что показывают у нас по телевизору, а писать придется про вкусный кофе из привокзального кафе, которое я пью в вашем сопровождении. И это очень плохой пиар. Несмотря на то, что вы все очень милые и вежливые. Потому что мои читатели будут мне сочувствовать». Он молчит, а потом отвечает: «Ну и так понятно, что без всех подтверждающих документов ехать было нельзя – потому что не доедешь». «Как не доедешь?» - картинно удивляюсь. – «Разве границу закрыли?». – «Ну..» - говорит Сергей. – «А когда закрыли? И где это написано?». – «Как – «где?» Это в Интернете написано!».
Я хотела парировать, что в Интернете не только много что написано, но и кое-где даже показано, но вовремя вспомнила, что у нас в программе еще значится дегустация борща, и ну его – выяснять «за Интернет».
Сергей вполне миролюбиво добавил, что с поезда как раз снимают в основном одиночек, тех, кто путешествует без семьи и детей, и не может доказать, что у него есть родственники на Украине. «И кто чаще в одиночку едет на Украину – мальчики или девочки?» -- «Мальчики. Но они ведь тоже не просто так едут – они хотят революцию устроить. Особенно в Луганске или Донецке. (данные на 6 мая 2014, прим. Автора)». «О дааа, -- я рассмеялась и подмигнула Ольке. – Даже страшно себе представить, какую бы мы с Олькой устроили революцию!». Я мысленно добавила еще одно слово, и как показала дальнейшая история, та трактовка, точнее, тот вид «революции» как раз идеально входил в сюжет.
За эту короткую беседу мы дошли до кафе, где наливали «самый вкусный борщ». Называлась она незамысловато – «Чайхана», и Сергея узнали и там. По крайней мере, ровно в тот момент, когда он вошел вслед за нами внутрь весь десяток подозрительного вида мужиков сразу, как по команде, уткнулись то ли в газеты, то в настольные игры.
Спрашиваю у продавщицы про «национальные блюда», кроме борща, разумеется (9 гривен за тарелку). Она перечисляет: окрошка, еще картофельное пюре с отбивной, а еще есть пельмени. «Неее, - я шутливо грожу пальцем. – Это не ваше национальное блюдо». И мы обе смеемся.
Пограничник Сергей берет из холодильника банку колы, нам с Олькой приносит борщ. «Смачного», - говорит Сергей, а мне, конечно, слышится «смешно». «Очень смешно», - говорю. «Это он приятного аппетита желает», - мрачно бросает Олька. «Ааа. ДякУю». «ДЯкую» - снова поправляет Олька.
Борщ с курицей вкусный. Доедаем, выходим на улицу. «Пора, - говорит Сергей. -Уже звонили». Нас не было полчаса.
Мы снова идем по платформе, к маленькой калитке, где заканчивается моя свобода и начинается работа Сергея. «А кстати, - спрашиваю. – у вас тут служат срочники или контрактники?». «Только контрактники», - говорит он. И я понимаю, что мучить его по поводу своего положения бессмысленно – люди работают, а все претензии – к Интернету, где «все написано».
На часах – семь с копейками.
Внутри нашего зала ожидания прибавился новый постоялец – мужчина лет 35, со спортивной сумкой, который читает книгу. Олька переходит в наступление на дежурного в будке: «Извините, пожалуйста, но я все-таки хочу понять, как же мне оформить это приглашение? Как его нотариально заверять? А если девочки, у которых я буду жить, если они просто снимают квартиру? А им нужно приносить контракт на эту квартиру? А могут они мне по факсу скинуть это приглашение?». Оля буравит его своими вопросами как трактор поле, и понятно, что от поиска правды она не отступиться ни на йоту. Дежурный вяло отмахивается и толком ничего не объясняет: «Ну, это, приглашение – ну просто пускай заверят у нотариуса, что вы к ним едете». Олька не отступает. Я прихожу ей на помощь: «То есть, подружкам достаточно прийти со своими украинскими паспортами к нотариусу и заверить у него свое желание пригласить Ольгу по такому-то адресу с такого-то времени, так? И все, никаких других документов не требуется? Главное, чтобы в документе были паспортные данные приглашающих, Ольги и адрес проживания? И печать нотариуса». Дежурный, на лице которого уже написана невыносимая мука, утвердительно кивает головой, и бросает в сердцах: «Ну откуда я знаю, как правильно? Никто не знает, как правильно. Нет никакой утвержденной формы этого приглашения! Как сделаете – так и будет правильно! Главное – чтобы был документ».
Оль, говорю, пойдем, я тебе все на улице объясню. Мы выходим на улицу. Я кратко объясняю про печать, нотариуса и то, что распечатать бумажку надо на цветном принтере. Она мрачно слушает и внезапно ее прорывает. «Вот ведь гады, а? А когда назад поедем и встретим уже наших пограничников, то что мы им скажем: «Ребяяяяята…»? – жалобно заканчивает она свой короткий монолог.
Тут у нее звонит мобильный, и она убегает куда-то с воплем: «Девочки, девочки»…
Смеркается. Я выношу на улицу ноутбук, иду в беседку, увитую защитной лентой как плюшем, и включаю фантастический фильм 1998 года «Темный город» про мужика, который потерял память в городе, захваченном инопланетянами. Ко мне присоединяется Олька. В беседку аккуратно, как бы невзначай, заходят еще пограничники. На улице становится совсем холодно. Я иду за пальто. «Интеллигентные пограничники» из беседки уже накинули на себя ватники в камуфляжную расцветку. Мы вместе смотрим кино. Время от времени Олька выскакивает из беседки обсудить с кем-то «план» и возвращается. Я слышу обрывки разговора пограничников про мужчину в «зале ожидания» («таможенникам не понравился, сам бывший»), но мы снова смотрим про то, как отважный герой борется с нашествием инопланетных чудовищ. Мне становится скучно, я выхожу из беседки, Олька жарко шепчет мне: «У меня есть план! Есть план! Я полечу из Москвы во Львов!».. Ей 21 год, сама родом из Химок, снимает в Москве комнату, учиться на филолога в пединституте (так и говорит: «на филолога»), работает в Макдональдсе. Задача не на жизнь, а не смерть: попасть во Львов 10 мая – на рок-концерт «очень популярной панк-группы», чья слава гремит аж в размере городского масштаба. Она бежит обсуждать «план с девочками» и все время повторяет: «звонил, звонил».
Выхожу из беседки, оставляя ноутбук с кино для зрителей. Вижу пограничника Сергея, который выходит через другую калитку – не со стороны платформы, а со стороны улицы. Он приветливо машет мне рукой.
--Эх, вот сейчас поеду в город…
-- Меня с собой берите! Все равно почти три часа до поезда…Только вернуть не забудьте!
-- Да я вот хотел бы… да боюсь старший смены (Артем Игоревич – прим. Автора) не отпустит. А так.. вот взять бы тебя и отвезти в лес! Показать природу! Знаешь, как в окрестностях Конотопа красиво – ты уж поверь, очень красиво. Но ты, знаешь, ты, может, просто приезжай к нам – еще раз. Не в Киев, а к нам, тогда мы все покажем!
И я, конечно, растроганная прямотой предложения на все соглашаюсь – и приехать еще раз, и «посмотреть природу Конотопа».
Я иду досматривать фильм. Он заканчивается тем, что город рассыпается как карточный домик, и в обнаженной фанерной дыре, стене старого дома открывается выход в открытый космос. Внезапно я понимаю, что батарейка на ноутбуке показывает оставшееся время зарядки «8 часов», хотя максимум может быть только три. «А у нас тут вообще аномальная зона», - смеется пограничник. «Все как в жизни, да?» - киваю я на финальные кадры, где герой вкалывает себе в район «третьего глаза» шприц с капсулой «реальных воспоминаний», и думаю, как странно сидеть вот так мирно в беседке с вежливыми мужиками в камуфляжных ватниках, которые говорят на одном со мной языке (и без фрикативного «ге»), но которые меня не пускают в свою страну. «Это просто фантастика», - уклончиво отвечает пограничник.
Чуть позже он скажет мне, что с поездов снимают вообще всех, у кого нет близких родственников в Украине, и плевать на все наши цели поездок. «Все дело в обстановке».
Я выключаю ноутбук и собираюсь идти назад, в «зал ожидания». К калитке со стороны платформы подходит непонятный мужчина и просит подойти «старшего». Из обрывков разговора я понимаю, что его сняли с поезда на Москву уже наши, российские пограничники и вернули назад, только вот денег пересесть на поезд на Киев у него нет, и он просит содействия, потому что надо домой и поесть надо – «я уже несколько часов ничего не ел, а у меня гастрит – мне вредно голодать!». Стоящий радом со мной пограничник улыбается: «И что? У меня, может, тоже гастрит». К голодному украинцу к калитке выходит сам начальник смены Артем Игоревич Баранов. Обрывки короткого диалога, из которого я узнаю, что вопросами отправки голодающих на Родину занимается местное отделении милиции, а вовсе не погранзастава, и, нет, никаких бумаг на этот счет не выдается. «Товарищ! Товарищ! – взывает голодающий. – А как же права человека?»… Эти слова уже летят в спину господину Баранову, который останавливается рядом со мной посмотреть на Луну. Я спрашиваю его, как все-таки правильно въезжать на Украину. Он широко улыбается и перечисляет список документов:
1) нотариально заверенное приглашение или справка из украинской организации с указанием цели поездки, 2) бронь из гостиницы или туристический ваучер,
3) справка из банка с указанием количества денег (из расчета 1286 руб в день на пять дней, да-да, не меньше пяти, потому что мало ли – вдруг придется вас отправлять за свой счет) – обязательно справка – оказывается, смс-ка из банка даже с текущим балансом не является документом. Почему? Правильно, потому что не на бумаге. Таковы законы нашей страны, Украины. Я вспоминаю его фамилию «Баранов», и чуть не прыскаю от смеха себе в рукав. И, включив все-таки дурочку, захожу издалека, мол, знаете, все так перемешалось уже: русские, украинцы, вот у вас фамилия, например.. Да-да, подхватывает он, моя фамилия русская. Но я украинец. «По гражданству?» - уточняю. «По национальности, Надiя», - «Мой отец был украинцем, и мой дед. А русская фамилия – это случайность». Я даже не стала спорить с этим фактом – я себе фамилию «Померанцева» тоже не выбирала.
Хорошо, говорю, а вам, ну, честно, не обидно, что вот, как говорит ваш коллега, 21 век на дворе – а у вас ни факса, ни интернета. Он закуривает, поправляет (тут хочется написать – кокетливо) свой камуфляжный ватник и ласково так говорит: «Ну а с чего обидно-то? У нас, конечно, есть факс – мы же общаемся с другими погранзаставами, а с внешним миром нам общаться не положено, да и не нужно. Коллега переживает, что нет интернета? Вы просто его не так поняли! И сам коллега пока не понял, что переживать из-за Интернета ему не нужно. А знаете, почему у нас в 21 веке факс с такими ограниченными возможностями и нет Интернета?». «Почему?» – я по инерции повторяю за ним вопрос. «Потому что есть такое понятие, как «информационная безопасность!». На этом месте мне показалось, что он меня ласково погладит по голове, как дурочку неразумную, которая вон переживает из-за всяких пустяков, а все на самом деле по уму устроено, по уму. Но господи Баранов возвращается назад, на пост: «Простите, у меня сейчас будет тренинг по выявлению наркотиков. Скоро пойдет поезд на Москву».
У меня села батарейка на ноутбуке, и я иду вслед за ним, в зал ожидания, и, наконец, спрашиваю у Ольки то, что, кажется, и является причиной ее недопуска на Украину: «Оль, а Оль, ну вот по-честному – а что у тебя во Львове?». Она сопит: «Говорю. Группа. Выступает. Там солист..». «Оль, а Оль, а что у тебя с солистом-то?». Я понимаю, что попала в нерв, и погранзастава может взять меня на полставки. «Оль, ты его девушка или симпатизирующая?». Она смотрит сквозь меня: «Пока симпатизирующая, но. Должен. Был. Состояться. Разговор. Который бы. Все Решил». Ну понятно, мне тоже было 20 лет, и я знаю, что ради «очень важного разговора» можно и во Львов сорваться. И я понимаю, что значит фраза: «звонил, девочки, он звонил! Кричал!», которую она раз десять произнесла, бегая как ужаленная по двору.
«А у тебя что в Киеве?». Я непринужденно повожу плечом: «Да так. Редакцию хотела увидеть, заочно любимую. А на вокзале обещал встретить фоторедактор». В этот момент – как в кино, конечно – мне падает смс-ка как раз от фоторедактора, который подчеркнуто учтиво спрашивает, не ставили ли мне каких-либо пометок в паспорт. «Угу, - думаю, - вспоминая, что въезжала я по гражданскому. Вот ведь ОВД «Бирюлево-Западное» удивиться отметкам, хаха. Украинские националисты приветствуют своих русских коллег-патриотов».
Устало прошу дежурного в будке поставить на зарядку мой ноут – тот молча кивает.
В зале ожидания мужик продолжает читать книгу. Приглядываюсь: на обложке – Паоло Коэльо, «11 минут», про проститутку. «А на вид – такой интеллигентный мужчина!», - думаю, но вслух ничего не говорю. Мужик видит, что я за ним наблюдаю, и извинительным тоном показывает на книгу: «Вот третью книжку читаю этого автора – что-то не идет. Вот прочитал про Веронику, которая должна то ли жить, то ли умереть – было интересно, а тут – я бы сам, наверное, лучше написал».
На часах – десять вечера. Через полчаса будет наш поезд. Я пытаюсь углубиться в книжку Пелевина на лису-оборотня, но «что-то не идет». Стук-стук – через наш «зал ожидания» чеканным шагом проходит десяток людей в камуфляже. Среди них я замечаю и своего старого знакомого майора Неврубайло, но тот меня уже не видит. «Собирайтесь, скоро ваш поезд». Я смотрю на свой чемодан. Сергей (недовольный читатель Коэльо, а не пограничник, хотя и зовут обоих одинаково) предлагает свою помощь в его транспортировке. Я киваю. Перед тем, как покинуть место своего почти шестичасового обитания я подхожу к дежурному забрать лэптоп. Там стоит Артем Игоревич. Улыбается. «До свидания, Надiя». – «Ну уж нет, прощайте! А то ведь снова придется свидеться. Теперь – только самолетом!» - шутливо отвечаю я ему.
Мы с Олькой и Сергеем смешиваемся с толпой пограничников и выходим на платформу, куда только-только подъехал поезд «Кишинев-Москва». Его уже атаковали бабки с «горячими пирожками», и я понимаю, что тарелки борща три часа назад было все-таки мало. Но глядя на колоритных волосатых мужиков в аутентичных майках-алкоголичках, высыпавшихся на перрон «перекурить», даже такая бесстрашная я стала надеяться, что назад на Родину мы поедем не с гостями столицы из Молдовы. Простите, но мне бы не хватило смелости. Однако Молдова пограничников не интересует. Они, чеканя шаг, идут через переход, куда через пару минут, фырча, прибывает поезд украинских РЖД «Жмеринка-Москва». Внутри меня начинается тихая истерика: ехала как приличная в Восточную Европу в вылизанном до блеска поезде «Москва-София», возвращаюсь нежелательным элементом на национальном транспорте «Жмеринка-Москва».
Поезд останавливается. Из вагона выпрыгивает мужик и кричит: «А вот тут, ребята, едет полный вагон сепаратистов! Просто ну все бандеровцы!». Мы все втроем, разумеется, заходим в соседний вагон.
Проводник суетливо указывает на конец вагона – последнее купе. Говорю пограничнику: «Паспорта верните». Тот хмуро отвечает: «Отдадим проводнику. Тот отдаст вашим. Все».
Мы втроем заходим в купе. «Добро пожаловать, дорогие оккупанты на путь домой», - шутим мы друг с другом. Устали ужасно. В купе заглядывает пограничник: «Здравствуйте! Погранзастава города Конотоп, приготовьте ваши документы!». У нас, конечно, истерика: «Да мы вам все уже отдали, ахаха». Тот смущается и уходит.
Мимо проходит пергидрольная блондинка-проводница. Заглядывает в купе, поджимает губы и молча уходит. Я иду к проводнику: «Паспорта-то вернете?». «Только вашим, из рук в руки».
В нашем купе мы уже вытаскиваем нехитрую снедь, праздновать возвращение. Спрашиваю у Сергея: «А Вас за что сняли?». «Не знаю, ничего не объяснили. Не задали ни одного вопроса. Даже сумку не смотрели». Спрашиваю про таможню – может, говорю, вы на таможне работаете. Он удивляется: «Я менеджером работаю, сам из Нахабино, но работаю в Москве. Даже в армии, когда служил, был не на таможне». Ему 36 лет, ехал в Одессу, к друзьям, не в первый раз, но на этот раз был «особый случай». Он слегка краснеет: «Ну, там есть одна девушка, я к ней ехал, хотел ей один сюрприз сделать, типа предложения». Олька хмурится. «Эх, ладно уж – ничего не исправить – я ей вот в довесок к сюрпризу». Он достает бутылку сухого красного абхазского вина. «Это мне брат привез, оно редкое, типа коллекционное, я думал с ней отпраздновать, но ладно уж». Нужны стаканы. Сергей идет к проводнику. Возвращается со словами: «А это нам за Крым». «Что-что?» - «Сказали, что дадут стаканы только, если чай купим. Ну, я заплатил за чай и взял стаканы». Тут я уже возмутилась: ну уж нет, давайте сначала чаю, у меня и конфеты есть! Раз уж Крым наш, так давайте и наш чай!
В купе снова заглянула проводница, услышав кусок диалог, профессионально зазиповала губы в нитку (вжик-вжик) и ушла вместе со стаканами. Вернулась со стаканами с чаем. Пьем, обжигаясь, кипяток с сухой чайной крошкой из дырявых пакетиков. Олька вытаскивает из сумки автономную зарядку для телефона и продолжает строчить смс-ки, Сергей кивает на мой ноутбук – «можно зарядить телефон?». Мне падает смс-ка от редактора Павла, что, дескать, жаль, конечно, но не надо расстраиваться – все к лучшему.
Заканчивается чай – начинается вино. Олька достает колбасную нарезку, Сергей – упаковку сосисок. Между ними есть что-то общее. В моей голове начинает постепенно складывается пазл. И я говорю тост: «Ребят, если я правильно понимаю, то вы оба ехали на романтические объяснения со своими любимыми? Так вот, я хотела сказать..», - в голове у меня крутятся слова фоторедактора про «к лучшему», но озвучить я их -- хоть убей – не могу, потому что это просто удар ниже пояса тем, кто все еще верит, что-то там пишет, и на что-то надеется. «Простите, ребята, но все к лучшему – влюбитесь в кого-то на территории РФ. Так надежней!». Сергей и Олька смущенно кивают, не глядя друг на друга.
Но я уже пришла в себя: «Я хочу выпить за то, чтобы, несмотря на все погранзаставы мира, вы все-таки увидели тех, к кому ехали, чтобы все слова были сказаны, все признания озвучены, и вообще – с любимыми не расставайтесь! Пускай это будет последнее – и единственное препятствие. Я, правда, ехала немного с другой целью, но я вас очень понимаю. Давайте выпьем за любовь». Мне неловко, я чувствую себя лишней.
Пока я несу всю эту романтическую чушь, у них обоих так блестят глаза, а телефоны их пока молчат – потому что ни он, ни она так и не закончили набивать свои смс-ки, - но ведь отвечают, а значит – ждут. Значит, все не зря. Внезапно тренькает телефон у меня. «Это фоторедактор?», -- заговорщицки понизив голос спрашивает Олька (надо же, помнит, и даже не путает его с заместителем главного редактора). По ее интонации я понимаю, что она ни в секунду мне не верит, и что на самом деле я такая же, как они – тоже еду на любовное объяснение, просто не хочу признаваться. Да, Оль, это фоторедактор. И он пишет мне очень важные слова: что я сильная девушка и мне все по плечу, и прочее, что наверняка должно мне льстить, но именно на этом месте грусть съедает меня еще сильнее. Снимите парик, Анджелина Джоли, и прекратите ржать как кобыла, ваша роль предполагает много действий, а не слов и звуков. Еще не поздно все изменить: возьмите в заложники начальника поезда и проводника, угрозами выведете машиниста из головного вагона в хвостовой, и езжайте прямиком на Киев. Погранзаставу Конотопа проезжайте со свистом и без остановок.
И пока эти двое влюбленных – студентка и менеджер – снова уткнулись в переписку, я чувствую себя героиней песни Аллы Пугачевой «Сильная женщина» и еще немного аферисткой, которая снова оказалась не в то время и не в том месте. Надо ж, возомнила себе, что может быть «все по-другому», и что можно вот так взять упаковать красивое платье, пару смешных маек и рвануть в другой город «в гости», и быть беспомощной, и быть совсем другой, воздушной и легкой. А как же журналистика? Тексты? Эти, как их там, клиенты, нет, ньюсмейкеры! Миссионерская поза современного репортера, в которой он воспитывает все еще неразумную аудиторию? Мне было жаль себя до слез. Никогда и нигде я не чувствовала себя более одинокой и потерянной, нелюбимой и нежеланной как в поезде «Жмеринка-Москва». Все было глупо и не смешно. На последней смс-ке от фоторедактора Павла с вопросом, не является ли мой попутчик Сергей «засланным казачком», у меня закончились деньги. И тут на пороге появился проводник: «Ребят, чтоб не было недопонимания. Мы вас везем бесплатно до российской границы. А далее – вы должны покупать билеты или к нам, или на другой поезд». – «Граница – это Брянск?». «Не. Граница – это Сузумки». Одна мысль о том, что нам в два ночи придется искать банкомат и кассу в таинственных «Сузумки» (точное название смогла запомнить только будущий филолог Олька) вывело нас, конечно, в состояние буйного веселья. Может, даже Брянск нас так не развеселил, но – только послушайте, как звучит! – «мы провели ночь в Сузумках».
Когда дверь за проводником закрылась, мы втроем прикинули, потянем ли билеты. У меня оставалось 500 рублей, у Ольки – примерно тысяча, Сергей, конечно, «благородный дон», но озвученные проводником «две пятьсот минимум» были как-то слишком.
Тут остановка. Мы в Сузумках. К нам заходит мордатый российский пограничник, молча смотрит, ничего не спрашивает, и уходит. Я слышу обрывки разговора из тамбура: «А с этими – что? Да ничего. Они ж граждане России, чего ж их не пускать-то». В проеме вырисовывается уже приятного вида пограничник и доверительно спрашивает: «Ребят, а ребят, а вас-то за что?!». Олька с Сергеем молчат, и я понимаю: мой выход. Никакой романтики, сухо, четко и по существу. Таким тоном, кажется, зачитывают показания прокурорские работники. Здравствуйте, я машина по производству текстов в костюме девочки и сейчас я вам все расскажу. У пограничника нет ни одного вопроса. К нам возвращается мордатый, он спрашивает у моих соратников по оккупации купе адреса их прописки по гражданскому паспорту – они въезжали по заграну, записывает их на бумажку. Нам возвращают паспорта.
В загранах Сергей и Ольки стоят кроваво-красные штампы на украинском языке о «попытке пресечения границы и въезда на Украину». Самое смешное, что у Сергея на соседней со штампом странице – въездная марка Египта. Эволюция революции в действии.
Потом Олька с Сергеем вдвоем отправились курить в тамбур, а я продолжила рефлексировать на тему бездарно прожитой юности и стремительно уходящей молодости, как в купе снова постучал проводник. У меня, знаете, бывает такое состояние, когда меня резко внешние воздействия выдергивают из моего внутреннего диалога, причем, происходит, разумеется, на пике и тогда я с внешнем воздействием разбираюсь особенно хладнокровно.
Проводник желал знать нашу окончательную цену, потому что «начальник поезда согласен вас взять». «Полторы», - сказала я, и прибавила: «Денег больше нет». Интонация у меня была такая, что на это можно было ответить только «щас-щас». Проводник мелко закивал головой и еще раз уточнил: «Это всего четыре с половиной за всех?». «Да». «Ну если только на остановках, ну мало ли, ну возникнут какие-то вопросы или придут люди с билетами, ну вы понимаете, да, ну я тогда вас разбужу. Ну, например, в Калуге». Я снова рявкнула: «Да!». «Но деньги верну! Если вас ссадят – то деньги верну, не беспокойтесь».
Продолжение - в следующем посте.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 516 ]  На страницу Пред.  1 ... 21, 22, 23, 24, 25, 26  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB