Адъютанты любви

мы не лечим болезнь, мы делаем ее приятной
Текущее время: 22-09, 08:23

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 101 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 04-02, 23:30 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
ЧЕМ ПАХНЕТ В ТРЮМЕ ЗВЕЗДОЛЕТА?

Фантастов частенько упрекают в недостоверности: мол, из лука не попадешь в мишень за полкилометра, Исаак Ньютон ни разу не был в Испании, а при запуске Большого адронного коллайдера не может возникнуть черной дыры. Те нередко отвечают, что подобные «ляпы» не портят литературных достоинств книги, главная задача писателя — придумать правдоподобных героев и логичный сюжет, и вообще это фантастика. О том, где лежит граница между ошибкой и художественным вымыслом и на чем должен сосредоточиться автор, желающий сделать свою фантастику достоверной, рассказывает известный писатель Леонид Каганов.

Документализм в художественной литературе

Многие считают, что художественная литература должна быть достоверной. В том смысле, что хорошо бы, если все описанное произошло с автором в реальной жизни. Если нет — автор хотя бы должен знать материал не понаслышке. И чтобы идеально написать книгу про Тунгусский метеорит, автору, дескать, следует прожить полжизни в тайге оленеводом, еще полжизни проработать геофизиком, еще полжизни — астрономом в Пулковской обсерватории, заодно желательно быть космонавтом, а в остальном, конечно, следует быть писателем.
Правильный ответ: каждый должен быть профессионалом в своем деле. Оленевод — разводить оленей, писатель — писать. Писатель пишет с ошибками (своими), и оленевод пишет с ошибками (своими). Писатель неправильным термином обозначил заднюю левую пуговицу собачьей упряжки. Зато оленевод не может выразить мысль, он в ответном письме в редакцию написал «тунгусский» с одиннадцатью грамматическими ошибками и так коряво составил фразы, что непонятно, о чем он вообще ведет речь, понравилась ему книга или нет. Стоит ли ругать оленевода за это? Так он же не писатель, — скажем мы, — какой с него спрос! Но разве писателя можно ругать за то, что он не оленевод?
Уточним: я не пою оду безграмотности. Это ужасно, когда писатель допускает чудовищные ляпы. И это прекрасно, если он является специалистом в мелких фактах и деталях. А также прекрасно, если он ходит в глаженых брюках, хорошо поет, умеет готовить, знает семь языков. включая Бейсик и морзянку... Но все это — не те качества, которые отличают хорошего писателя от плохого. Не тот писатель плохой, который назвал заднюю пуговицу не тем словом или с ошибками описал эфес шпаги Людовика XIV. Просто среди качеств, которые отличают хорошего писателя от плохого, достоверность и любовь к фактам стоят на десятом месте после несравненно более важных умений и навыков.
Да и в чем измерить достоверность? Если в сказке Колобок говорит с Лисой — почему никто не возмущается, что печеный хлеб не имеет ротового аппарата и произносить слова не способен? Допустил ли чудовищную ошибку автор сказки или сознательно солгал своим читателям? Путаница происходит от того, что у нас нет четких определений документальности. Вот если бы процент реальности произведения указывался на обложке, как алкоголь на бутылке, было бы отлично. До 15% — слабореальные, от 15% — крепленые реальностью, от 35% и 40)% — крепкие реальные книги, ну а выше 90% — документально-медицинские, технические и протирочные произведения, не рекомендованные для приема в неразбавленном виде. Последнее особенно следует отметить, потому что такие книги тоже есть, и называются справочниками.
Ценителю точности в художественной литературе предложите прочесть справочник. Здесь все пуговицы названы правильно. И огромное количество полезной и нужной информации — а ведь многие также любят рассказывать, что книга есть свет и должна нести читателю полезные знания большими чемоданами. Так вот, есть такая книга — энциклопедический словарь. Почему же никто не читает его в метро, возбужденно перелистывая страницу за страницей? Не потому ли, что задача литературы не в том, чтобы завалить читателя информацией? Давайте разберемся.

Задача литературы — достоверно описывать чувства

Почему лучшие песни о войне писал театральный актер Высоцкий, который ни я не воевал? Во всех ли подробностях он знал, как несется в атаку самолет-истребитель 40-х? Почему лучшие детективы писали Конан Дойль и Агата Кристи, которые не ограбили ни одного банка, не украли ни одного бриллианта, не застрелили ни одного садовника? Почему фантастику пишут люди, которые никогда не высаживались на Сириусе и не сражались с эльфами на магических клинках? Может, они умеют то, чем отличается их профессия, — писать так, что читатель поймет, вовлечется, поверит, скажет: Да, это достоверно»? То, чего не умеют оленевод, физик, историк, криминалист? Что же делает текст достоверным, если не изложенные в нем факты? Ответ прост: читатель — человек. Физик, оленевод, танкист, даже грабитель банка — все они люди. У них разный опыт, образ жизни и лексикон, но каждому знакомы единые для всех чувства: победа, страх, боль, любовь, досада, любопытство, одиночество, счастье, предательство, находка, утрата, удивление, ненависть... Все это знакомо и тому, чья профессия — писать книги. Это его набор инструментов. И это именно то, чего недостает энциклопедическому словарю.
От того, насколько ярко и достоверно автор изобразит человеческие чувства, зависит, сочтет читатель книгу достоверной или нет. Именно поэтому ни у кого не возникают претензии к достоверности сказки про Колобка. Писатель может браться за любую тему, обладая лишь необходимым минимумом фактов, — читателю важнее достоверность психологическая.

Минимум подробностей

Кому это нужно — описывать пуговицы упряжки? Городской житель этого не оценит, а оленевод обязательно найдет ошибки. Да еще и подерется с оленеводом соседнего пастбища, где эти пуговицы называют иначе. И два физика тоже подерутся, стоит вам углубиться в описание научных глубин, где еще не утихли споры профессионалов.
Наплюйте на подробности! Вы только утомите дилетанта и разозлите профессионала. Наплюйте на мелкие ошибки. Когда Аркадию Стругацкому читатель доказал, что не существует ни одной модели люгера с оптическим прицелом, тот отказался исправлять рукопись. Да и с какой стати?
Необходимая граница фактов и технических деталей — это уровень непрофессионала, вашего читателя. И чуть-чуть выше, чтобы не выглядеть непрофессионалом в их глазах. Пистолет стреляет из дула, если нажать на спусковой крючок — это знают все. И этого достаточно. Какой он модели, какой у него прицел — предоставьте домыслить читателю. Но и писать, что герой «нажал на курок», тоже не надо: половина читателей в курсе, что курок взводят, а нажимают пальцем для выстрела на спусковой крючок.
Особенно вредны подробности в фантастике. Если вы напишете «Звездолет класса Прима» — ни у кого не возникнет претензий. А вот звездолет с двигателем на базе термоядерного реактора — это уже куча ехидных вопросов от людей, интересующихся физикой. Если вы попробуете более детально описать устройство двигателя, недоумений и упреков возникнет огромное количество. А написали бы «Звездолет класса Прима» — и всем всё понятно.

Когда достоверность вредна

Существует ряд ситуаций, когда дотошное и точное описание даже существующих реалий не просто излишне, а категорически вредно для произведения.
Почему книги о разведчиках пишут люди, никогда не служившие в разведке? Да потому что профессиональный разведчик никогда не напишет такую чушь, с его точки зрения. «Это провал за провалом, — скажет он, — вопиющая ошибка за ошибкой! Неправильно всё! Работа разведчика, — скажет он, — это скучный сбор информации из местных газет десятилетиями, терпеливая вербовка информаторов из местных. Но — боже упаси! — никаких погонь, никакой стрельбы, ни единого резкого движения! Иначе — провал, вопиющий дилетантизм! Так не надо писать книги!» — скажет разведчик. А как надо? Кому нужна книга о том, как профессиональный разведчик год за годом ловит новости в газетах и пытается вербовать в кафе местных журналистов? Без единой погони? Без люгера с оптическим прицелом? Кому это интересно? Такой книгой даже профессиональные разведчики зачитываться не будут.
Берем другой простой пример. Все знают, что такое камыш, верно? Камыш — это такая черная пушистая мышь на палочке. Растет на болотах. Так считает вся страна. Но заглянем в словарь: камыш — это сухой колосок, пегая метелка. А черная пушистая мышь на палочке — это растение называется рогоз. И вот вопрос: вы автор, вам надо написать сцену на болоте, где шумит камыш. Ваши действия? Назвать растение так, как поймет читатель? Или так, как оно на самом деле называется, согласно литературе по ботанике? И в одиночку гордиться своей непризнанной достоверностью?
А вот случай, с которым десять лет назад столкнулся лично. В то время я писал первую книгу — нехитрый боевик про спецназовцев, спасающих мир от мерзавцев. В попытках сделать текст достоверным я обложился справочниками по стрелковому оружию, подыскивал самые эффектные приемы рукопашных схваток... И вот герой дерется с врагом на пустыре. Враг силен и зол, у врага нож, у героя, как водится, пустые руки, храброе сердце, огромный запас внутренней правоты, ну и боевые навыки. И существует эффектный прием против ножа, который хочется описать, поделиться достоверностью. В результате вместо яркой боевой схватки мой читатель увидел... что? Занудное описание, какой тыльной стороной какой ладони какую часть запястья каким захватом кто по какой часовой стрелке вывернул... и так на целую страницу. Если кому-то был известен этот прием — вряд ли он его узнал. Остальные вообще не поняли, о чем речь. Но и это еще не все! Выяснилось, что совершенно неясно, как обозначить для читателя часть руки, которая выше кисти и ниже локтя. Потому что в справочной литературе она называется «предплечье». Но если написать «он схватил его за предплечье», читатель решит, что это то, что выше локтя, под плечом. Хотя в медицинском атласе эта часть тела называется уже «плечо». А то, что привыкли называть плечом мы («Ленин нес бревно на плече...»), имеет вообще другое название, то ли ключица, то ли лопатка... Как писать? Как поймут или как верно?
Правильный ответ: писать надо так, как поймут. А лучше — вообще не грузить читателя лишним. Как следовало изобразить боевую сцену? Автор должен был средствами текста передать азарт, молниеносность, напор. Передать динамику, ритм! Заставить читателя почувствовать себя на месте героя, чтобы читатель вздрагивал и непроизвольно дергал плечом (не важно, каким), словно это он сам уклоняется от страшного ножа! А для этого совершенно не нужны никакие описания приемов. Удар! Кровь! Замах! Кувырок! Искры из глаз! Снова удар! Включившись в ритм, все подробности читатель представит себе сам в меру своих знаний. Картинка, возникшая в читательской голове, будет в тысячу раз достовернее любых описаний, которые способен изобрести автор. Задача автора — лишь умело вызвать эту картинку. А это, между прочим, сделать куда сложнее, чем описать сухими словами происходящее: кто где стоял, кто к кому обернулся, кто во что одет, и какими красивыми лучами искрилось в тот вечер заходящее солнце.

Что мешает читателю ощутить достоверность

Допустим, вы пророк, пришелец из будущего или гениальный ученый и вам доподлинно известно, как будет устроен космический корабль в 24 веке. И вы пишете роман о двигателе звездолета:
— Как известно, наш корабль движется со скоростью, в три раза превышающей скорость света! — произносит командир корабля Добров, обращаясь к звездолетчикам.
— А все потому, — вскакивает бортинженер Северов, — что мы используем в нашем двигателе энергию гравитационного распада плазмы!
— Но как же наш корабль выдерживает такие нагрузки? — удивленно поворачивается к нему штурман, красавица Легкова, и, не дожидаясь ответа, сама уточняет: — Ах, я и забыла про уникальное покрытие из кристаллических ионов!
Назовет ли читатель такой текст достоверным? Вам никто не поверит, даже если описанное — чистая правда, в которой человечество убедится через каких-нибудь жалких 300 лет. Почему? Да потому что описанная сцена — недостоверна. Читатель не разбирается в устройстве звездолетов, зато прекрасно чувствует фальшь и видит, что космонавты пытаются разговаривать с ним, а не друг с другом.
На эту тему великолепно пошутили Ильф и Петров, когда в «Золотом теленке» случайно встретились в государственном месте два самозваных сына лейтенанта Шмидта:
Увидев, что председатель все еще находится в лапах сомнения, первый сын погладил брата по рыжим, как у сеттера, кудрям и ласково спросил:
— Когда же ты приехал из Мариуполя, где ты жил у нашей бабушки?
— Да, я жил, — пробормотал второй сын лейтенанта, — у нее. А ты почему не писал?
— Я писал, — неожиданно ответил братец, — заказные письма посылал. У меня даже почтовые квитанции есть.
И он полез в боковой карман, откуда действительно вынул множество лежалых бумажек, но показал их почему-то не брату, а председателю исполкома, да и то издали.
Автор, который желает в чем-то убедить читателя, поступает, как эти самозванцы, желающие убедить председателя.
Первая ошибка сцены в звездолете — не следовало строить повествование на основе технической идеи. Вообще. Никогда. Вас посетила уникальная техническая идея? Прекрасно! Пишите заявку в патентное бюро, высылайте тезисы на научный симпозиум. Ваша идея слишком фантастическая для патентного бюро? Вам мерещится уникальный прогноз? Поделитесь с мамой, обсудите в интернете. В крайнем случае напишите статью в художественный журнал: мол, есть такая идея... Статья — это максимум, большего идея не стоит. А литературная идея и вовсе не стоит ничего — она по закону даже не является объектом авторского права.
Книга — сущность, живущая по иным законам, которые сродни драматургическим. Главное здесь — сюжет, который выражается через конфликты персонажей. Сценаристов учат, что любой сценарий должен описываться фразой «это история о [герое], который [действует]». И это правило полностью относится к миру художественной литературы. История об уникальном пропеллере — это не история. История — это о Карлсоне, который живет на крыше. Что с того, что вы придумали встраивать в человеческое тело пропеллер? Пока вы не выдумаете Карлсона с его характером и привычками, пока не выдумаете для Карлсона Малыша с его проблемой одиночества, вечно занятыми родителями и злой нянькой, пока не выстроится сюжетная конструкция, в которой ваша идея отойдет на второй план, — у вас нет книги. А когда вы создадите мир и населите его персонажами, то идея, казавшаяся поначалу главной, превратится в забавную декорацию, и будет уже не важно, какой она была — встраивался пропеллер прямо через позвоночник в кишечник или это были просто штаны с малогабаритным моторчиком.

Приемы психологической достоверности

Итак, на первое место следует вынести сюжет о людях, наполненный эмоциями и переживаниями. Тема книги — это всегда некая проблема, поэтому двигатель не может быть темой. Придумайте центральную проблему. Придумайте, каким конфликтом отношений можно нарисовать эту проблему. Подберите образы персонажей, чьи противоположные мотивы и желания помогут разыграть конфликт в полную силу. В порядке бреда: механик пропил платиновые гайки, а вместо них поставил дешевые берилловые. Он не знал, что берилл растворяется. Сколько осталось героям до взрыва? Два часа? Или двести лет? Будет на корабле проверочная комиссия? Механик попытается ее отвлечь или сбежит? Или свалит вину на штурмана? А может, красавица-штурман захочет выгородить любимого, взяв вину на себя? Неинтересная история? Мелкая проблема? Согласен. Придумайте интересную! В этом и заключается работа писателя. Пусть это будет увлекательный сюжет, на фоне которого можно ненавязчиво рассказать и о двигателе. Это будет достоверно.
Герои должны жить в придуманном вами мире, а не примеривать маски, чтобы разыграть сценку перед читателем. Если герои — звездолетчики, как они должны относиться к своему двигателю?
Наверное, так же, как вы относитесь к своей старой микроволновке? Вы ведь не боготворите ее и не рассказываете гостям о ее устройстве? Вам плевать на принцип действия, зато есть опыт общения с ней, вы знаете, куда надо вставить спичку, когда заедает разболтавшийся контакт... Это изобилие подробностей и есть достоверное отношение героя к обыденному для него предмету. Читателя южно заставить поверить в самое неверное, если герои будут относиться к тому буднично.
Существует полезный прием — смещение фокуса внимания. Невероятное покажется читателю очевидным, если для героев оно — само собой разумеющееся, а предмет внимания и разногласий находится в стороне. Выдержит берилловая гайка рейс или не выдержит?
Механик готов дать мизинец на отсечение, что выдержит. А капитан готов заключить пари, что не выдержит. А проезжий физик, к которому обратились за консультацией... И читатель понимает: двигатель работает. Сомнения — в гайке.
Когда-то я занимался апрельскими розыгрышами: писал статьи с разными дурацкими идеями, пытаясь заставить читателя поверить в утку. Добиваться успеха помогало смещение фокуса внимания.
Одна шутка была про «биотатуировки» — якобы модное увлечение, когда под кожу вносятся колонии безвредных бактерий и разрастаются там цветными узорами. Герой, от чьего имени писалась статья, был, разумеется, журналистом. Ему дали задание, и он его честно выполнил: нарыл информацию, собрал интервью у медиков, юристов, татуировщиков, снова медиков... в общем, «разобрался» в проблеме. Но в какой проблеме? В статье не обсуждалось, существует биотатуировка или нет. Героев волновали иные проблемы: так ли безвредна бактерия, как считается? Были ли случаи, когда татуировку не удалось свести антибиотиками, и как теперь вынуждены жить эти разноцветные люди, чей узор с коленки разросся до лица? Сертифицирована ли вакцина в нашей стране и как определить подделку? Читатель переживал за пострадавших, негодовал в адрес мошенников, сомневался в компетентности одних врачей и верил другим врачам, у него появлялось мнение по каждому вопросу, но главный вопрос — а не выдумка ли сама биотатуировка — оставался за пределами внимания, потому что именно он не обсуждался.
Другая шутка была о том, что некий знаменитый в компьютерной сети Fido Net Алекс Экслер (ныне известный писатель), занимавший руководящий пост, на самом деле — выдумка, коллектив из пяти человек. Чтобы новость выглядела достоверной, мне пришлось примерить личину гаденького персонажа со своей историей: его где-то там на работе по мелочи обидели, недоплатили, уволили, и вот теперь он, как и обещал, мстит обидчикам, обнародуя то, что его коллеги — пять «Экслеров» — тщательно скрывали долгие годы. Поступок автора письма выглядел некрасиво и мелочно, зато по-человечески достоверно! В мой адрес шли ругательные письма, мол, я поступил подло. У читателя возникло свое отношение к происходящему, но все это касалось поступков героя, чей образ удалось сделать ярким и достоверным. На фоне этого сам вопрос о пяти Экслерах воспринимался как естественный факт.

Как оценить достоверность по реакции читателя

Интернет — уникальный способ собрать читательские отзывы и по ним сделать для себя выводы. При этом надо помнить, что отзывы — это не готовое резюме, а лишь материал, который требует специфического анализа. Обычно читатели, которым что-то не понравилось, начинают сходу придумывать недочеты, и это будут те же самые недочеты, которые они никогда не заметят в тексте понравившемся. «Вряд ли бы маньяк решил сразу после убийства ехать банк за деньгами», — говорят они. «Вряд ли бы пожарник так ответил, обычно пожарники так не отвечают». «Откуда у него с собой на вечеринке отвертка?». «Вряд ли дирижабль мог подняться на такую высоту...». Все это — претензии к вашей достоверности. Но сколько бы вы ни исправляли логику поступков маньяка, какую бы легенду ни придумали про забытую в кармане отвертку, как бы ни высчитывали высоту дирижабля, читатель останется недоволен. Потому что он сам не понимает, что проблема не в этом. Была бы проблема в дирижабле — он бы так и сказал: «Книга — потрясающая, только исправь двадцать километров на два, а вообще — потрясающе!». Но если он так не сказал, значит, его не зацепил сам текст, не показался достоверным. И появились придирки. Может, написан сухо? А может, история недостаточно интересна? Или мотивы героев прописаны недостаточно четко? Вот это и надо править. А лучше не править, а писать заново.

Стилистическая достоверность

Помимо сюжетных приемов, есть ряд приемов, относящихся к стилю, которые позволяют сделать текст достоверным.
Во-первых, это выбор главного героя. Чем ближе главный герой к читателю — по возрасту, привычкам, вкусам, социальному положению, — тем легче читателю примерить образ на себя. Еще лучше, если повествование ведется от первого лица.
Во-вторых, верить в происходящее должен автор. Вы должны жить в выдуманном мире целиком, вы должны превратиться в своих героев на время создания текста. Вы должны видеть и чувствовать все, что чувствуют они, тогда есть шанс, что какая-то часть этих эмоций передастся через текст читателю. Если вашим героям страшно — страх, сидя за клавиатурой, должны чувствовать вы. Если ваши герои свалились с дирижабля в воду — это вы должны почувствовать страшный удар, затем холод, удушье, расплывчатую темноту вокруг и свет колышущейся поверхности над головой. Вам не обязательно описывать это в тексте, но чувствовать вы обязаны в мельчайших деталях. Не будете чувствовать вы — не почувствует и читатель. Не надо задумываться, какие именно буквы передадут нужную вам информацию, — любые передадут, если вы с головой живете в мире своей книги. Передача произойдет совсем на другом уровне совсем другими инструментами — теми, которыми в сто раз легче пользоваться, чем пытаться понять, как они устроены. Если вы не можете представить себя в образе героя, если вам не интересен он и не волнует его проблема, не надо вообще писать — выйдет недостоверно.
В-третьих, мнение читателя всегда для него достовернее, чем уверения автора. Роль автора не в том, чтобы взгромоздиться на трибуну и начать излагать свой взгляд на вещи. Оставьте этот прием журналистам! Чем настойчивее пытается автор убедить читателя, тем больше претензий возникнет к достоверности произведения. Избавьтесь от авторских оценок! Один из ваших персонажей — сволочь? Храните это знание при себе. Не позволяйте себе ругательных эпитетов, не описывайте пренебрежительными словами его одежду, тон и поступки. Давать оценку — дело читателя! Ваша задача — сделать так, чтобы у читателя возникла эта оценка. Покажите, что герой сволочь, в его поступках, высказываниях, в отношении к нему остальных героев. Персонаж врет? Придумайте, какими сценами и деталями проиллюстрировать это. Может, он смотрит в пол? Нервно развинчивает и свинчивает авторучку? А если ваш герой влюблен — покажите это в поступках, в мелочах. Куда он смотрит все время? При каких словах вздрагивает? По какому невинному поводу вдруг обижается и хлопает дверью? Позвольте читателю догадаться самостоятельно.
Однако не надейтесь, что читатель догадается обо всем сам! Помните: таких деталей «за кадром» должно оставаться втрое больше, чем способен осознать любой из самых внимательных читателей. Психологи давно выяснили, что человек воспринимает не больше 30% окружающей информации. То есть значимую для сюжета мелочь вы должны повторить как минимум трижды. Ваш герой — злодей? Покажите это в трех мелочах. А потом произнесите открытым текстом для самых недогадливых. Но произнести это должен не автор, а герои.
Не вся информация передается в осознаваемом виде. В художественном тексте существует огромное количество штрихов, которые сами по себе не значат ничего, но вместе рисуют картину. Таков главный принцип работы нервной системы — «подпороговая суммация»: нервная клетка «сработает», если по своим многочисленным каналам получит один мощный сигнал, или множество слабых с разных сторон, или один слабый, но повторяющийся уже длительное время.
Посмотрите, как виртуозно работает с текстом Пелевин. Прежде чем в рассказе «Проблема верволка в средней полосе» пойдет речь о волках-оборотнях, появится масса штрихов по теме, которых читатель пока не поймет. Асфальт перечеркнула трещина, «напоминающая латинскую дубль-вэ». И что? Многие ли перешифруют это в W и вспомнят, что оборотень по-немецки Wehrwolf? А такие штрихи у Пелевина на каждом шагу, и это та самая «подпороговая суммация», которая вызовет в сознании читателя образ волка раньше, чем это прозвучит открытым текстом.
Да, это неблагодарный труд — выписывать мелочи, которые заведомо никто не заметит, но такова работа любого художника. Картины, кинофильмы, — все ломится от изобилия подробностей, которые можно разглядеть только с лупой или листая по кадрам. Но именно они дают ощущение реальности.
Ну и, наконец, просто существуют общеизвестные нормы художественного текста, которые делают его художественным. Фраза про собаку, сидящую под деревом, всегда менее достоверна, чем фраза про спаниеля, который положил голову на лапы под сырым от дождя тополем. Разумеется, описания не должны утомлять и переходить в текстовые игры вроде «вставные челюсти южной ночи исподволь дожевывали протухающую ватрушку заката», когда читатель понимает, что автор не рисует картину, а самовлюбленно рисуется.
Еще одна типичная ошибка — начать подробно рассказывать, как все выглядит, словно пересказываешь слепому, что идет по телевизору. Как выглядит и из чего сделано — лишь малая часть информации, которую вы можете передать читателю, чтобы помочь ему перенестись в мир книги. Ведь у читателя не один, а целых пять органов чувств: зрение, обоняние, осязание, вкус, слух. И нет причин не использовать это. Чем пахнет в трюме звездолета? Какова на ощупь рукоять пистолета? Какой вкус у похлебки эльфов? На что похож звук каблуков рассерженной девушки в переулке? Дайте читателю все это почувствовать! Вот так описывает Лукьяненко свой звездолет на стартовом поле — звездолет, в который хочется поверить:
В воздухе целая симфония запахов — вонь солярки от мощных дизельных грузовиков, смрад пролитых второпях нечистот, острый озоновый дух и странный, ни на что в мире не похожий аромат: так пахнет сам звездолет, на полчаса воплотившийся в реальность. Наверное, такой запах стоял во Вселенной в первый день творения, когда возникло само пространство и время.

(c) Леонид Каганов

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-03, 15:12 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Пишем романы.

Говорят, что книга - источник знаний. Что ученье свет, а вот неученье - тьма. Пока писательско-журналисткий "базар" фильтровала советская цензура оно где-то так и было, да и то не всегда. Но теперь, когда фильтры оказались на помойке за ненадобностью, на книжном рынке то и дело всплывает что-нибудь, типа "Сексуального мифа Третьего Рейха" или ещё каких-нибудь "Ночных забав Лазаря Кагановича".

Ладно - шутки в сторону. Вот, например, чудо-серия - "Короли - любовники" . То ли альтернативка (фоменковщина!), то ли научная фантастика... При первом же взгляде на обложки, хочется возрыдать от радости открытия, ибо "тайной любовью Людовика XIV" оказывается была маркиза де Помпадур.

Изображение

"Последняя любовь Генриха IV" вообще выглядит несколько странной, ибо обложка содержит портрет его внука, собственно опять-таки Людовика XIV. (Видимо, там где клепают сии "источники знаний" сочли, что Генрих IV не слишком презентабелен для того, чтобы стать cover-boy-ем). И уж совсем удивительны "Фаворитки Генриха VIII", которые, в отличие от своего любовника, живут в XVIII столетии и попадают к нему, видимо, благодаря межвременным коридорам, проложенным инопланетянами в районе Стоухэнджа.

Изображение Изображение

"Порочная страсть Иосифа II" становится намного порочнее, если учитывать, что дама на картине - из 1840-х годов, а мужик - не вполне Иосиф II. Опять же, какое отношение к сплющенному Александру I может иметь дама, нарисованная Винтерхательтером через много лет после смерти царя - непонятно.

Изображение Изображение

Далее идёт "Царский каприз" Николая I и тётки, с которой Николенька мог бы покапризничать только в четырёхлетнем возрасте. Я вообще искренне удивлена, что там всё-таки Николай I, а не лейтенант Шмидт или ещё какой-нибудь космонавт Гречко.

Изображение

Вообще, тема "королей-любовников" и прочих "царских капризов" настолько неисчерпаема, что уже сложно отделить мух - от котлет, а козлов - от козлищ. Ибо козлищами тут представляются все эти многочисленные Генрихи, Людовики и Николаи, причём при желании можно менять только имена и названия городов, оставляя смысл и диалоги в полной неприкосновенности. Какая разница, право же, кого гнусно отымели на атласных простынях - Луизу или Вареньку. Спешу разочаровать тех, кто полагает, что вся эта духовная макулатура, написана современными авторами. Многие из этих книг,
рядом с которыми даже "Анжелика" - шедевр, состряпаны в разное время, в том числе и в начале XX столетия, когда пипл хавал ничуть не меньше, чем теперь.

Я не могу не привести вот эту аннотацию к книге "Царский каприз" (416 страниц чистого текста без картинок): "Россия. Начало XIX века. Балы, скачки, дуэли. Изысканные красавицы и блистательные кавалеры. Блеск и роскошь царского двора. Главный дворцовый скандал - очередная фаворитка Николая I - короля-сластолюбца. Юная талантливая актриса с изящной фигуркой и кукольным личиком пленила сердце императора..."
Мне просто даже интересно, из какого совхоза повылазили все те, кто написали сию аннотацию.
Ну ладно, балы-скачки-дворцовый скандал, но почему король-то? Единственное, что не внушает сомнений, так это красноречивые три точки в конце резюме, не предвещающие для юной и талантливой ничего хорошего.

А вот ещё одно резюме: "Англия. Влажный туманный воздух Альбиона. Дворец короля Генриха VIII. Закрытые ставни и лай охотничьих собак. Две страсти переполняют душу Генриха - любовь и жестокость. Одна за другой ушли из жизни его пять жен. И сердце короля в очередной раз воспылало любовью. Теперь к красавице Екатерине1.. Но сможет ли юная дева унять беса в душе стареющего монарха-сластолюбца?"

1.Судя по тому, что там изображены дамы XVIII века, мне даже страшно представить, к какой именно Екатерине воспылало сердце ...

Едем дальше: "Франция. Блеск и великолепие царского двора Людовика XIV. Придворные интриги, великосветские балы и, конечно же, прекрасные незнакомки. Ах, как приятна тайная страсть! Как волнуют кровь мимолетные рукопожатия и лукавый взгляд из-под опущенных ресниц. И пусть эта страсть порочна и грозит роковыми последствиями..." Вот тут я совсем не понимаю, почему у них Николай - король, а у Людовика - царский двор-то?

В общем, в том же духе можно писать сколько угодно: "Советский Союз. Авиационные парады в Тушино. Сирень в Сокольниках. Эстафета по кольцу "Б". Белые беретики и спортивные трусы... Трубка и усы мрачного генсека-сластолюбца повернулись в сторону стройной девушки из ОСОАВИАХИМа." .

***

Ну так вот, если Вам тоже захотелось создать такой вот любовный роман, чтобы с обложки одновременно улыбались мадам де Шеврез и генерал Скобелев, то тогда я Вам расскажу, как это можно сделать .

1. Заранее определять страну и эпоху - смешно. В крайнем случае Вы просто переправите Грушеньку - на Анриетту, а фразу "упала в густоту его эполет" на "вдохнула фиалковый аромат его валансьенских жабо".

2. Помните, что Героиня обязана быть хрупкой и нежной, как цветок или фарфоровая статуэтка, ибо слишком широкие плечи или, напротив, большая попа не могут принадлежать той, которая должна "излить слезу на аксельбант" после того, как "её девическая честь была скомкана властной рукой".
...Итак, Грушенька Молчацская (или Анриетта д`Амбрёж) прибывают ко двору короля-юбочника. Примечание: разратником Вы можете называть любого, понравившегося Вам короля, от него не убудет.

3. Героиня должна непременно приехать из Деревни. Да, в своём захолустье она была непременно счастлива - аки резвая козочка бегала по лужкам да болотцам, жевала лесную землянику, влюблёнными глазами смотрела в пространство и принимала романтические ухаживания от соседского помещика - непременно стройного, юного и умеющего читать.

4. Но вот папенька тащит Героиню в столицу. Грушенька - Анриетта не хочут, но всё-таки едут. Соседский помещик роняет слезу в дорожную пыль, ибо он точно знает - в Версале (в Петербурге) от его козыньки очень быстро останутся рожки & ножки.

5. А в это время при дворе отставлена очередная фаворика. Вот она должна быть корпулентной красавицей, которая в своё время отбила царя (короля) у другой такой же гаубицы. Она обязана интриговать, расподавать стулья из дворца, а также обзывать императрицу (королеву) "понаехавшей тут" и ещё - "земляным червяком".

6. Итак, Грушенька-Антриетта представлена ко двору, дабы произвести фурор тонкостью стана, хрупкостью рук и стыдливостью телодвижений. Разумеется, взгляды невинной девушки и короля-развратника должны встретиться и...Ах! "Грушенька (Анриетта) была не в силах оторвать взгляд от этого властного лица, могучего торса, узкого стана, плавно перетекающего в бархатные кюлоты (или тугие лосины)".

7. Потом должен случиться бал-маскарад, где Его Величество её невозбранно замесит со всей своей бестрепетной кобелиностью. Замес должен быть произведён под деревом.
"Она заалела всеми своими тонкими щёчками и восторженно припала к его расшитому золотом камзолу (пахнущему порохом мундиру). Вдали, где-то за тенью ароматных дерев кувыркались фейерверки и неслась чудесная музыка. Они приниклись к устам друг друга и она прошептала: "Неужели сие возможно, ваше величество?"
-Ах, прелестная, зови меня просто Луи (или Николушко)..." В общем, этот самый Луй должен ещё немножко помять Героиню, но так, чтобы у читательниц не возникло порнографического впечателения. Да! Если Вы не знаете историю костюма, можете просто писать "глубокое декольте" или "исчезнувшие панталоны" - без уточнений, что декольте утопало в блондах, а панталоны-то были из канифаса. Главное, не перепутайте жабо с гульфиком. Остальное - схавается.
Так, слово за слово, но через несколько страниц нужно их недвусмысленно укладывать.

8. Это самый тонкий момент, потому что Вам придётся балансировать на грани слезливой сопливости и дерзновенной похабности. Описаний давать не буду. Дам список полезных слов:
-Могучий - может служить определением чему угодно - от запаха сапог до величины жабо (только не перепутайте с гульфиком!) Могучее жабо могуче встрепетало.
-Разметавшийся - также может "прислуживать" любому существительному, кроме некоторых.
-Раскрасневшееся - очень ценное определение, с которым, однако, надо обращаться весьма осторожно.
-Бурлило - глагол в прошедшем времени: может скрасить повествование, если Вам это удастся. Всё тоже самое можно сказать про глаголы "катилось" и "укатилось".
-Перси, чресла, будуар, альков - эротические существительные.
-Одеяло - наверное, должно быть, но, скорее всего, будет просто мешать.
-Трепетно и нежно. Но бурно и властно.
-Заплакала от стыда и счастья.

9. После всего этого должно быть Много Счастья:
-Николушко, я так счастлива, что, кажется уже беременна! Давай уедем на Камчатку и там поженимся?!
-Мда, и слепим там себе ярангу из пластилина...

10. Король-Развратник непременно должен охладеть к своей прелестнице, завидев при дворе очередную гаубицу с пышным рулом2. и ногами 43-го размера. А юная Грушенька (Анриетта), должна удалиться в монастырь, а лучше - в актрисы, ибо кому она на хрен сдалась в монастыре?

2.Руло - это не то, что Вы подумали, это - приспособление для придания пышности юбок в николаевскую эпоху.

11. Всё - можете садиться варганить, ибо я в следующий раз я расскажу Вам как делать умные и ниочёмные тексты для интеллигентного читателя. К примеру такие: "Чеховская парадигма русской дачи требует в настоящее время осознанной осознанности и эмонационной эманации... Почему, собственно, шесть соток? Если взять это число в контенте, близком мидиевистам..."

Изображение


(с)тащено у zina-korzina

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-03, 15:34 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
Какая преееееееееееееееееелссссссссть! :twisted:

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11-03, 16:51 
Не в сети
VIP в агентуре маркиза д'Арни
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:09
Сообщения: 8135
Откуда: Москва. Кремль.
Оооооо .... Моя лежать, не встать. :lol: :cool: Ну, ладно Спартач по маразму Луи 14-го с 16-м спутал, но это ж вроде не участники парижского дома иллюминатских престарелых писали. Жесть.

_________________
Изображение

Все чудесатее и страньшее ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 01:24 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17095
Смеялась всю дорогу. уже даже не определить над чем - над всем текстом и его стилем.
(может "прислуживать" любому существительному, кроме некоторых... Опыт поколений! :lol: ) :lol: :lol: :lol: :lol:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 14:26 
Не в сети
Спящая красавица
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16-12, 22:43
Сообщения: 3468
Откуда: Москва
Цитата:
балансировать на грани слезливой сопливости и дерзновенной похабности.

- да это же прямо про меня сказано! :lol:

_________________
Жизнь прекрасна. Не моя конечно, но всё же.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 15:06 
Не в сети
Госадмин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:34
Сообщения: 8136
Гы!!!!!!!!!!Предлагаю сей материал к использованию приспособить. ...Ну хотя бы в альтернативке...тем более король-юбочник в кринолине у нас кажется был.(прости Лотта) :lol: :lol: :lol:

_________________
Не дождетесь!!
Клипы АЛ http://oshyl.mylivepage.ru/file/index
Голимый постмодернист
На берегу реки сидел пьяный Змей Горыныч и пел хором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 15:55 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
Укушу!

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 19:01 
Не в сети
Госадмин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:34
Сообщения: 8136
Всех не перекусаешь! :lol:
Платон мне друг, но истина.... :razz: :lol:

_________________
Не дождетесь!!
Клипы АЛ http://oshyl.mylivepage.ru/file/index
Голимый постмодернист
На берегу реки сидел пьяный Змей Горыныч и пел хором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 19:08 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
Ну и в чем же истина, ммммм? :wink: Которая дороже?

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 19:31 
Не в сети
Госадмин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:34
Сообщения: 8136
В том что пора к станку перу :wink:

_________________
Не дождетесь!!
Клипы АЛ http://oshyl.mylivepage.ru/file/index
Голимый постмодернист
На берегу реки сидел пьяный Змей Горыныч и пел хором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12-03, 20:24 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
Это да...

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-03, 01:24 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Оливье из любимого. (в помощь начинающему автору)

Вот многие спрашивают: «А трудно ли писать?». Отвечаю: «Нетрудно». Труднее сделать, чтобы тебя читали, несколько сложнее, чтобы печатали и совсем из области фантастики, чтобы за напечатанное платили. Так что если Вам хочется что-то написать, садитесь и пишите. Например, письмо своей бабушке в Мариуполь о неурожае злаковых на Северо-Западе. Можно на нескольких страницах. Если хотите, чтобы это прочитали, разместите на литературном сайте в Интернете, наверняка кого-то заинтересует, у вас появятся почитатели, а возможно и фанаты.

Самое простое писать от первого лица. О чем писать совершенно неважно, пишите о том, что видите, допустим: «Идет коза рогатая». Далее можно развить сюжет, например, вспомнить, что не только козы бывают рогатыми и описать своего последнего мужа. А потом перейти к выигрышным темам: «любовь-кровь», «животные-дети». Здесь годится абсолютно любой переход. Так для описания своего любимого вполне допустимо использовать методику приготовления салата оливье, что, по сути, и является построением литературного произведения.

Итак, брошенная неблагодарным супругом вы страдаете за кухонным столом над приготовлением пресловутого салата. Сегодня день вашей свадьбы и вы отмечаете его в гордом одиночестве, проливая слезы над репчатым луком.
Уместна будет параллель с вашими слезами счастья, в день, когда этот подлец на вас женился. Сравнить вкус слез. Слезы бывают сладкие-горькие, чистые-грязные, а еще крокодиловы. Описав процесс очищения через лук и слезы, можно перейти к картошке. Неплохо вспомнить, как вы перебирали картошку на овощебазе в подшефном колхозе. Вы сидели рядом соприкасаясь рукавами и запах гнилой картошки растворялся в выделяемом милым мускусе. Что такое «мускус» знать не обязательно, достаточно того, что им иногда пахнут как раз перед тем как, или во время того. Это что-то вроде перегара. От картошки смело переходите к огурцам. Вспомните, каким зеленым был любимый, когда вы впервые затащили его домой в отсутствие мамы. Если хотите показать, что позднее муж стал патентованным алкоголиком, добавьте, что тот день вы и проклинаете. Потому что не обратили внимания на зеленоватый оттенок лица будущего супруга, вызванный, как потом выяснилось, острой алкогольной интоксикацией.

И вообще, огурец многогранный овощ. Его пупырчатость будет весьма уместна при воспоминании о лягушках певших в ту самую ночь в пруду. Размер корнишона можно сравнить… ну хотя бы с его зарплатой.

Покончив с огурцами, начинайте строгать колбасу. Лучше всего взять «Докторскую». Ее название легко перевести на профессию супруга. Неплохо сделать его участковым гинекологом. В этом случае станет, понятна причина развода и что не вы тому виной.
Затем уроните скупую слезу в открытую банку с горошком. Сравните горошины с его зрачками, в день, когда вы сообщили о своей беременности. И тут же переходите к чистке яиц и морковки. В этом месте желательно подчеркнуть, что ингредиенты для оливье нужно резать как можно мельче, особенно яйца. Впрочем, морковку тоже. Полученное блюдо залейте майонезом. Уместным станет воспоминание о первой совместной ночи и полнейшей половой неграмотности обоих. Неплохо пройтись по дошкольному воспитанию, исказившему понятие о сексе на всю оставшуюся жизнь. Полученное блюдо припорошите зеленой травкой и добавьте, что ваш новый возлюбленный похож на зайчика, такой же лопоухий и непрерывно ест. В общем, приятного аппетита!


(c) Михаил Грязнов

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 00:25 
Не в сети
Щит и лира Степана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:55
Сообщения: 15758
Из разговора с подругой-редактором
- Ты спрашиваешь, кто это? Что это за люди, которые это всё пишут? Я не знаю, честное слово… я же не всех их знаю лично. Мне что присылают, то я и правлю. Есть абсолютно замечательные вещи, есть…. ну, как бы сказать?... А вот то, про что ты говоришь… Я не знаю, что это за люди, ей-богу. Может, так получилась, что они родились здесь, от русских родителей, и живут здесь всю жизнь, и в школе, может, неплохо учились… но всё равно они психологически как иностранцы.. они не могут выражать свои мысли по-русски, это им не свойственно. Может быть, это инопланетные разведчики – но тогда их очень паршиво готовили в их разведшколах. Ты не думай, что я над ними.. там, смеюсь или издеваюсь. Я, когда всё это читаю, мне не до смеха, клянусь…. Нет, ну, бывают, конечно, просто халтурщики, элементарно. С этими всё понятно. Эти приходят домой из ночного клуба в два часа ночи, вспоминают, что завтра сдавать рукопись, а там, кроме слова «синопсис» ещё вообще ничего, ни строчки… Ну, и садятся с бодуна, валяют там что-то такое, не разлепляя ни глаз, ни мозга, а потом отсылают мне всё это, перекрестившись, и с чистой душой заваливаются спать. Тут всё ясно. Я сама один раз в школе, в десятом классе, помню, писала сочинение, а уже нужно было бежать на «огонёк» - помнишь, такие были у нас тусовки в старших классах – «огоньки». Нет, ты не помнишь, ты в это время сидела дома и третий том «Капитала» читала, я тебя знаю… Ну, вот. А мне надо было бежать на «огонёк», но перед этим написать сочинение про какого-то человека, который был ранен, и ему в рану попала… по-моему, граната. Прямо целиком. Что, не бывает так? Ну, что-то такое взрывоопасное. Я и тогда в этом не разбиралась, а сейчас и подавно. А хирург ему это дело вырезал так, что взрыва не произошло. Подвиг и чудо мастерства. Это какой-то рассказ был такой, по мотивам реальных событий. И вот - мне надо было написать по этому рассказу сочинение, а я его, естественно, не читала, а время уже поджимает, на вечеринку же надо… И я пишу с ходу: вот, ему в ногу попала граната. Дальше пишу: его не могли везти в госпиталь с миной в ноге, поэтому хирургу пришлось оперировать на месте… Не знаю, какую мину я себе при этом представляла – противотанковую или там… противопехотную. Мне всё едино было, я на «огонёк» опаздывала…. И дальше пишу: хирург стал думать, как ему извлечь эту торпеду у него из ноги и при этом сделать так, чтобы она не взорвалась... А мне чего? Торпеда так торпеда. Главное – побыстрее отделаться… И завершаю всё это пассажем на тему, как героический хирург ловко извлёк у него из бедра бомбу. Какую именно – атомную или водородную, я уже уточнять не стала, уже совсем было некогда. Так вот – мне таких сценариев, как это моё школьное сочинение, в день присылают штук по пять. Иногда прямо обидно: классный же замысел, и герои местами вполне живые, но – видно, просто невооружённым глазом видно, как автор, сволочь, опаздывает на вечеринку. Или только что с неё вернулся. Хотя... когда только что вернулся – это уже другая стилистика…

Есть ещё графоманы, да. Причём они же тоже очень разные. Есть тихие, безобидные графоманы, вроде тебя. Сидят в углу с ручкой и карандашом, зайчики такие, и играют в свои игрушки, взрослым не мешают. Этим не слава нужна – они получают тихое, незамутнённое удовольствие от самого процесса складывания слов в предложения, а предложений – в текст. Им это нравится, как господину Журдену. Есть ещё такие, для которых процесс писания – это вроде ролевой игры. Им важно самим пережить то, о чём они пишут. Приключение в джунглях, неземную страсть, заседание парткома… кому что больше нравится. А какой продукт получится на выходе – им наплевать, они как те анархисты, у которых «движение – всё, конечная цель – ничто». С философской точки зрения очень даже мудро. А есть такие, которым во что бы то ни стало нужно общественное признание. Вот эти вот – да, эти – тушите свет. И, главное, они же не понимают ничего! Им ничего нельзя втолковать! Я ему говорю: Паша, посмотри, что ты написал: «Навстречу Михееву задумчиво, головой вниз, спускался с лестницы Наливайко». Я ему говорю: Паша, тебе часто приходилось спускаться с лестницы головой вниз? А он не понимает! Он не хочет понимать! А чтобы ему это показать более наглядно, у меня не хватает ни жестокости, ни физических сил. Или вот – ещё один пишет: «Несмотря на своё русское происхождение, Александр обладал чисто по-испански совершенным владением языка». Или вот, да? Смотри – ещё для тебя подборка:

«Были подняты материалы старого уголовного процесса, в котором никто никогда не участвовал»

«В январе 2000 года у братьев Василия и Михаила появился на свет маленький Сереженька».

«Сойкин знал, что в фотоаппарате Людмилы давно скрываются его компрометирующие фотографии»

«Она убила своего мужа! Что вы, не верите? Я сам не верил пока, не встретился с ним с удавкой на шее!»

«У нее муж раньше ворочал сетью магазинов!»

«Супруга уговорила его лечь в клиннику для душевных, больных людей»

«Все просто, нажмите посильней на глазное яблоко, и ваше изображение раздвоиться! Я уверен, таких галюцинаций не у кого быть не должно!»

«Он показывал мне свои детские фотографии. В основном, как он плачет на природе».

«Как вы не можете это понять? Я не брошу Нину, я всегда буду с ней, я обеспечу ей нужный уход из жизни, я люблю ее!»

«Теперь он может уверено пойти в Ва Банк».

«Её консультирует Семён Аркадьевич, адвокат с 30 летним стажем, по сути, ещё ребёнок, юридически действует безупреченно».

«Я сама поставлю дочь, и на ноги сына!»

«Было проведено много усилий, но не зря, все квартиры сдались!»

«Я никогда не отдам Дениса Сергею. Я его прекрасно знаю, он не мать моего внука!»

«Станислав случайно видел, как его отец, Катя, и Виктор вдвоём выходят из сауны и ведут себя совершенно не как тесть с невесткой».

…Это, в общем-то, случайная выборка. Я тебе могу хоть каждую неделю такое присылать. Только учти: это очень заразительно. Сразу появляется желание тоже так писать. Или, по крайней мере, верить в то, что именно так и надо… Знаешь, ко мне ходит один автор. Красивый такой. Бледный очень. Наверное, гот. И видно, как ему тяжело под бременем своего таланта, как он реально мучается… я это без иронии, честное слово, какая тут ирония? Бледный такой, измождённый. Герои у него тоже всё время мучаются, и всё у них непросто… Но при этом у него всё как-то так жутковато логично, что поневоле этой логикой заражаешься. Спросишь у него: вот скажите, вот у вас тут написано: «Он проснулся в глубокой темноте и против воли посмотрел на будильник. Стрелки молча показывали час дня». Почему, я спрашиваю, ваш герой решил, что это час дня, а не час ночи? А он… ну, автор, в смысле... ещё больше бледнеет, смотрит на меня глазами, полными глубокой темноты, и говорит так мягко, знаешь, как неразумному ребёнку: «А вы что, когда на часы смотрите, не можете отличить час дня от часа ночи? Как же вы тогда живёте?» И я так - упс! – и замолкаю. И не знаю, что на это сказать. А что тут скажешь? Тут ничего не скажешь…… Или говорю ему… аккуратненько так говорю, очень осторожно: а вот нельзя ли сделать так, чтобы этот герой у вас вот этого вот не делал, а поступил бы по-другому? А он смотрит на меня, ещё больше бледнеет, хотя больше уже просто некуда, уже просто невозможно… И говорит: «Да. Хорошо. Я вас понял. Я с ним поговорю. Я попробую его уговорить» И я думаю – упс! Ну, всё, милый, иди с Богом. Уговаривай. Главное – только с собой их всех не приводи!



(c)тащено у hildegart

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 13:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17095
ну час дня от часа ночи я еще отличу, а вот восемь вечера от восемь утра зимой (да и летом) не всегда. :wink: :wink:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 14:04 
Не в сети
Госадмин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 17:34
Сообщения: 8136
Аличе писал(а):
Он проснулся в глубокой темноте и против воли посмотрел на будильник. Стрелки молча показывали час дня».

При таком раскладе вряд ли :wink:

_________________
Не дождетесь!!
Клипы АЛ http://oshyl.mylivepage.ru/file/index
Голимый постмодернист
На берегу реки сидел пьяный Змей Горыныч и пел хором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 14:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16-12, 00:24
Сообщения: 169
Поздно увидела. А я люблю про королевские дворы, интриги, заговоры , тайны, расследования и тд.Правда предпочитаю, скажем так, хронико-документальное повествование, там правда, без сопливых постельных сцен и встреч при луне, зато от расшифровок интриг и тайн мозги кипеть начинают . Некоторые вещи читала как детектив (Робер Амберлен "Драмы и секреты истории") , всю ночь , чуть на работу не проспасла (за 2 часа фиг выспишься) :lol:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 20:35 
Не в сети
Дама Сердца Его Ироничного Величества
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 20:23
Сообщения: 9419
На самом деле вот этот последний пассаж про "гота" который может и не гот, говорит как раз о том, что редактор мягко говоря не на своем месте :wink: :wink: :wink: И о психологии творчества она слыхом не слыхивала.
Предыдущая выборка это конечно ужос-ужос-ужос, не спорю. Но надо как-то разграничивать безграмотность и все остальное.

_________________
Третье тысячелетие наступило.
Увы, на те же грабли...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 21:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15-12, 22:45
Сообщения: 17095
olshyl писал(а):
Аличе писал(а):
Он проснулся в глубокой темноте и против воли посмотрел на будильник. Стрелки молча показывали час дня».

При таком раскладе вряд ли :wink:

А может быть он живет за полярным кругом?? :wink: :wink:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-04, 22:42 
Не в сети
Спящая красавица
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16-12, 22:43
Сообщения: 3468
Откуда: Москва
Цитата:
Или говорю ему… аккуратненько так говорю, очень осторожно: а вот нельзя ли сделать так, чтобы этот герой у вас вот этого вот не делал, а поступил бы по-другому? А он смотрит на меня, ещё больше бледнеет, хотя больше уже просто некуда, уже просто невозможно… И говорит: «Да. Хорошо. Я вас понял. Я с ним поговорю. Я попробую его уговорить» И я думаю – упс! Ну, всё, милый, иди с Богом. Уговаривай. Главное – только с собой их всех не приводи!

Это может сказать только человек который сам не пишет. Потому что вот это "я попробую его уговорить" мне очень знакомо. И не мне одной.

_________________
Жизнь прекрасна. Не моя конечно, но всё же.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 101 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB